Праведный Филарет Милостивый родился в городе Пафлагонии в Малой Азии (ныне территория Турции) и жил в VIII веке. Его отец Георгий Армянин был знатным человеком, родом из Восточной Армении, но впоследствии покинувшем родные места и обосновавшемся в Пафлагонии.

Карта Малой Азии

Пафлагония на карте исторических областей Турции

Мать Филарета звали Анной. С ранних лет его благочестивые родители привили ему любовь к Богу и сострадание к людям, и эти добрые качества он сохранил до глубокой старости. От своего отца Филарет унаследовал большое богатство. Было у него много скота, имений, рабов и земель, в каждой из которых бил горный источник, орошающий все вокруг. Жена его Феозва тоже была благородная и богобоязненная и принесла ему немалое богатство. У них были дети: сын - Иоат и дочери - Ипатия и Еванфия. Они были очень хороши собой и красотой своей затмевали в те времена всех.

При всем своем богатстве и благополучии он не очерствел, как многие люди в его положении. Напротив, он жалел страждущих и заботился о них, помня, что вера без добрых дел мертва. Многие местные нищие, вдовы и сироты знали его как ласкового человека и щедрого благотворителя. Подобно странноприимцу Аврааму и преславному Иакову, он одевал раздетого, а когда человек у него что-нибудь просил, с радостью давал и, сначала накормив за своим столом, отправлял в путь.

Так прошло много лет. Но вот, Богу угодно было допустить, чтобы святого Филарета постигло испытание, как некогда праведного Иова Многострадального. Внезапно на область, где жил святой Филарет, напали арабы (измаильтяне) и опустошили ее. Его рабов увели в плен, захватили его стада и завладели полями. Остался у него только его дом с небольшим полем да пара волов. Он не печалился, не богохульствовал, не досадовал, а наоборот обрадовался тому, что сбросил с себя тяжелое бремя богатства. Безропотно принял Филарет свое несчастье, говоря, как некогда Иов: "Бог дал, Бог взял. Да будет имя его благословенно."

Однажды он вспахивал свою ниву, пришел к нему человек и пожаловался, что у него в ярме пал один вол, и что с одним волом он не может пахать. Филарет распряг одного своего вола и отдал ему. Дал и своего последнего коня кому-то, так как того призвали с конем на войну. Отдал и теленка от последней коровы, а когда услышал, как жалостно мычит корова о своем теленке, окликнул того человека и дал в придачу к теленку корову. Когда кончился хлеб, раздавал нуждающимся мед. Кончился и мед, отдавать было нечего - праведный Филарет снял с себя верхнюю одежду и отдал постучавшемуся к нему нищему. И остался престарелый Филарет без еды в пустом доме.

Жена Филарета укоряла его, что он больше жалеет других, чем собственную семью. Стойко и кротко переносил он упреки жены и насмешки детей. "Я имею в тайниках, вам неизвестных такое богатство и такие сокровища, - отвечал он родным, - которых достанет вам, даже если вы и сто лет проживете без труда и ни о чем не заботясь".

Вскоре друг праведного Филарета прислал голодавшей семье сорок мер пшеницы. По просьбе жены, 35 мер Филарет отделил для пропитания семьи и возвращения долга. Свою часть пять мер зерна, в течение двух дней раздал бедным. Жена разгневалась и стала питаться с детьми отдельно, тайно от него. Однажды блаженный Филарет случайно застал семью за обедом и сказал: "Дети, примите и меня пообедать вместе с вами, не как вашего отца, но как гостя и странника".

Но милосердный Бог, не допускающий праведнику испытаний сверх его сил, решил положить конец испытаниям святого и наградить Филарета за его терпение и доброе сердце. Случилось это так.

В то время византийская императрица Ирина искала невесту для сына - соправителя Константина Багрянородного (780-797). Она по всей империи разослала послов, чтобы найти красивую, добродетельную и благородную девицу. Побывав всюду, но не найдя достойной девушки, царские послы пришли в деревню, где жил Филарет Милостивый. Издалека еще увидев красивый и высокий дом Филарета, красотою превосходивший все прочие, они подумали, что там живет какой-нибудь знатный и богатый владелец той местности. Послы направили туда своих слуг, чтобы они приготовили там помещение и трапезу. Однако жители деревни говорили послам: "Не ходите, там живет нищий старец". Но царские посланные не поверили и пошли.

В великой радости вышел к ним Филарет, взяв свой жезл, обнял их и пригласил войти. Жене же сказал: “Приготовь хороший обед, госпожа, чтобы нам не пришлось краснеть перед этими вельможами”. Она в ответ: “Ты так хозяйничал, что в доме у нас не осталось и единой курицы. Навари диких овощей и угощай своих друзей”. Он же сказал ей развести огонь и приготовить столовую, а остальное – Бог устроит. И действительно, неожиданно с задних дверей к рабу Божию пришли первые люди деревни и принесли ему и баранов, и ягнят, и куриц, и голубей, и хлеба, и старого вина, и другую снедь. И его жена приготовила кушанья.

Объясняя причину своего прибытия, царские посланники поинтересовались семьей Филарета. Оказалось, что, кроме сына и дочерей, у него были еще три молодых красавицы-внучки. Увидев их, гости были так поражены красотой и скромностью одной из них - Марии, что заставили святого Филарета согласиться поехать со своей семьей в Царьград на царские смотрины. Вместе с ними отправились и еще десять избранных в других местах девиц, между которыми была и красивая, но заносчивая дочь некоего знатного сановника Геронтия. Она считала себя выше всех по благородному происхождению, и по богатству, и по красоте, и по разуму, и, следовательно, единственная достойная быть супругой царя.

По прибытии в Константинополь, прежде всех представлена была любимцу императоров Ставрикию дочь Геронтия. Ее гордость не укрылась от зоркого взгляда опытного царедворца и он сказал ей: «Ты хороша и красива, девица, но быть супругою царю ты не можешь». Щедро одарив, он отпустил ее домой.

После всех представлена была внучка праведного Филарета, Мария. Все были поражены ее красотой, душевной добротой и благоприличием. Сильно понравилась она царю, и он обручил ее себе в невесту.

После свадьбы император, радуясь заключенному союзу и восхищенный красотой жениной родни, пожаловал при прощании с семьей дивного Филарета каждому от самого старшего до грудного младенца деньги, одежды, золото, драгоценности, усыпанные дорогими камнями и перлами, и большие дома по соседству с дворцом и отпустил их. Старец попросил устроить особенный обед и сказал родным, что на пир придет сам Царь и вельможи. Когда всё было готово, блаженный Филарет пригласил в свой дом около 200 нищих, слепых, хромых, старых и беспомощных. Родственники поняли, кого ожидал праведный Филарет, веруя, что в образе нищих Сам Господь посетит его дом.

Праведный Филарет поселился во дворце и проводил жизнь добродетельно и свято. Но, как и прежде, святой нищелюбец щедро раздавал милостыню и устраивал трапезы для нищих и сам служил им во время этих трапез. Слуге он приказал сделать три одинаковых по виду ящика и наполнить их порознь золотыми, серебряными и медными монетами: из первого получали милостыню совсем неимущие, из второго-лишившиеся средств, а из третьего - те, кто лицемерно выманивал деньги. Надзор за ними поручил он своему верному слуге Каллисту. Когда же слуга спрашивал, из какого ящика он должен помочь просящему, то святой отвечал ему: «Из того, из какого тебе Бог повелит, ибо знает Бог нужду каждого, бедного и богатого».

Чрез каждые четыре года блаженный Филарет приходил в царский дворец для посещения своей внучки - царицы, но никогда он здесь не облачался в пурпурную одежду, с золотым поясом: «Разве мне мало чести именоваться дедом царицы? И этого уже для меня вполне достаточно». И в таком смирении пребывал блаженный, что не хотел даже пользоваться никаким саном, ни титулом, именуясь просто Филаретом Амниатским.

Так, в смирении и нищелюбии, достиг блаженный старец 90 лет. Предвидя свою кончину, он отправился в Константинопольский монастырь Родольфию, роздал там всё, что имел при себе, на монастырские нужды и нищим, попросив у настоятельницы гроб, куда после смерти должно было сложить его останки. Он велел своему слуге никому не говорить об этом.

Вскоре Филарет заболел в том монастыре и слёг. На девятый день, призвав родных, благословил их и оставил наказ держаться Бога и Закона Божьего. И прозорливым духом, как когда-то праотец Иаков, предсказал каждому, что произойдет с ними в жизни. Затем со словами: «Да будет воля Твоя» — святой Филарет предал Богу свою праведную душу (в 792 г.) Хотя Филарет был уже глубоким старцем, ни зубов его, ни лица, ни десен не тронуло время: он был свеж, цветущ и светел ликом, как яблоко или роза.

Царь с царицей, вельможи, множество знатных и нищих с плачем сопровождали его тело к месту погребения в константинопольской обители Суда Родольфия. Святость праведного Филарета подтвердило явленное после его смерти чудо. Когда тело святого несли к месту погребения, один человек, одержимый бесом, схватился за гроб и следовал с погребальной процессией. На кладбище произошло исцеление бесноватого: бес повалил человека на землю, а сам вышел из него. Многие другие чудеса и исцеления совершались при гробе святого.

Позднее, один из близких друзей Филарета, муж богобоязненный и благочестивый, рассказывал, как однажды ночью он был восхищен. Некто в сверкающих одеждах показал ему мучения грешников и текущую в месте том огненную реку, а за рекой этой пречудный цветущий сад, поросший травой и насыщающий благовонием землю. Предстал очам его и блаженный Филарет в сверкающей ризе, сидящий в сени дерев на золотом престоле, украшенном драгоценными камнями, державший в руках золотой посох (его окружали новокрещенные младенцы и толпа нищих в белых ризах, которые теснили друг друга, чтобы приблизиться к престолу старца). И было сказано: «Это Филарет Милостивый — второй Авраам».

После кончины святого Филарета Милостивого его жена Феозва возвратилась в Пафлагонию. Состояние свое она употребила на возобновление и построение новых храмов, монастырей, странноприимных домов и больниц для бедных. Затем вернулась в Константинополь, стараясь оставшееся время своей жизни на земле угодить Богу, и мирно скончалась. Погребена она около своего праведного мужа.

Почитание Филарета Милостивого на Руси

В Древней Руси житие Филарета Милостивого пользовалось большим уважением и неоднократно переводилось на русский язык с различных греческих редакций. Русскому православному человеку особенно пришлось по сердцу это древнее повествование; его твердо знали и рассказывали друг другу даже безграмотные деревенские простецы.

У нас в обиходе имя Филарет сугубо церковное. Фёдор Никитич, отец первого русского царя из династии Романовых, стал Патриархом Московским и всея Руси Филаретом. Наиболее славным из русских Филаретов был митрополит Московский Филарет (Дроздов), дольше, чем кто-либо возглавлявший московскую кафедру, - 41 год. Великолепный проповедник, которого прозвали «московским Златоустом». Советчик царей - Александра I, Николая I, Александра П. Автор манифеста 1861 года об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Святитель всегда с большим молитвенным усердием обращался к своему небесному покровителю – святому праведному Филарету Милостивому.

Это почитание святого Филарета Милостивого было воспринято и Святейшим Патриархом Алексием I, который очень его чтил и установил в Московских Духовных школах день памяти святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского, и вместе с ним – и его святого покровителя.

Немногие знают, что у нас на Руси был свой родной Филарет Милостивый - Лукьян Степанович Стрешнев (ум. в 1650)— обедневший боярин, отец царицы Евдокии Лукьяновны, который при помощи нескольких крепостных собственноручно обрабатывал свою землю. За его добродетели, Господь благословил его точно таким же счастьем, как и Филарета Милостивого, и он, бедный дворянин и земледелец, удостоился быть тестем великого государя царя Михаила Феодоровича Романова.

После смерти первой супруги царь Михаил Феодорович (1596—1645), по обычаю того времени, пожелал избрать себе невесту из древних княжеских и боярских родов. Было собрано до 60 знатных боярышень; при каждой из них была еще подруга-сверстница. Среди них ему приглянулась бедная девушка, которая прислуживала одной знатной боярышне. Ею оказалась Евдокия Лукьяновна Стрешнева (1608 — 18 августа 1645) - дочь бедного дворянина Лукьяна Степановича Стрешнева. После смерти матери, отец, отправляясь на ратные дела, отдал ее на воспитание дальней родственнице. Скромная и добродетельная девица много горя несла от этой гордой барыни, с дочерью которой приехала в Москву. Тронулось сердце государя Михаила Феодоровича, и на другой же день Евдокия Лукьяновна всенародно была объявлена царскою невестою.

К отцу невесты Лукьяну Степановичу Стрешневу в отдаленный Мещовский уезд (Калужская губерния) с богатыми дарами и известительной царской грамотой были отправлены послы. Прибывшим послам показали дом Стрешнева - бедную хижину, покрытую соломой. Сам же хозяин был в поле. Прибыв туда, послы увидели почтенного старца, пахавшего ниву; он был одет в кафтан домашнего сурового холста; белые, как пух, волосы и седая окладистая борода внушали к нему невольное уважение. Послы подошли к нему с почтением и объявили, что его дочь наречена царскою невестою. Стрешнев не поверил им. И только, прочитав грамоту, он призадумался, и, велев слуге доделать его работу, повел послов в свою хижину. Здесь он положил грамоту под образ, положил три земных поклона, и, став на коленях со слезами сказал: "Боже Всесильный! Ты от бедности возводишь меня к изобилию! Подкрепи же меня десницею Твоею, да не развращуся среди почестей и богатств, которые Ты, быть может, во искушение мне посылаешь!" На другой день, отслужив молебен в церкви, взяв благословение духовного отца, он отправился в Москву.

В Москве Лукьяна Степановича, как отца молодой царицы, встретили с великими почестями. Сам царь вышел навстречу ему, не допустив поклониться до земли. В качестве свадебного подарка отец подарил своей дочери ларец, в котором были положены: его суровый холстиный кафтан, в котором он пахал свою ниву, и полотенце, которым он утирался, когда работал в поте лица своего... "Не забывай, — говорил ей счастливый старец — не забывай, чья ты дочь; чем чаще будешь ты видеть сии дары мои, тем скорее будешь матерью народа".

5 февраля 1626 года состоялось бракосочетание его дочери Евдокии с царём Михаилом Фёдоровичем, после которого Лукьяну Степановичу было пожаловано боярство, поместье и дом в Москве.

С течением времени Стрешнев сделался одним из самых богатых людей в Московском государстве: у него были имения в семи уездах, и он занял среди землевладельцев девятое место по количеству угодий. Кроме вотчин он владел обширным двором в Московском Кремле. Любопытно, что с именем Лукьяна Степановича Стрешнева связана и знаменитая усадьба Царицыно под Москвой (в 1775 году императрица Екатерина II купила территорию поместья Чёрная Грязь, которая когда-то принадлежала Стрешневым).

Несмотря на богатство, Лукьян Степанович имел «благородство души сохранять в шкафу, в течение всей жизни, свое скромное одеяние землепашца, чтобы, как он говорил, не впасть в гордость». В старом кожаном молитвеннике, где его рукою были написаны утренние и вечерние молитвы, он приписал в конце: "Лукьян! Помни, что ты был!"

Лукьян Степанович всегда был у царя защитником всех бедных и беспомощных, верным слугою царю и отечеству, а знаменитая дочь Евдокия Лукьяновна, будучи матерью детей первого царя из рода Романовых, стала родоначальницей династии (мать царя Алексея Михайловича).

Тропарь, глас 4:
Аврааму в вере подражая, Иову же в терпении последуя, отче Филарете, благая земли разделял еси неимущым, и лишение сих терпел еси мужественне. Сего ради светлым тя венцем увенча подвигоположник Христос Бог наш, Егоже моли спастися душам нашым.

Кондак, глас 3:
Истинно всеизрядная твоя купля зрится, и мудрою быти судится всеми благомудрствующими: отдал бо еси дольняя и кратковременная, взыскуя горних и вечных. Темже и достойно стяжал еси вечную славу, милостиве Филарете.