Среди мусульман и противников христианства существует расхожее представление о природе христианского учения о Пресвятой Троице, как заимствование идеи триад языческих богов. Как правило, эти критики не пытаются по-настоящему разобраться в данном вопросе и понять, каковы же принципиальные отличия Троицы Нового Завета от языческих триад.

Как признавал С.С. Аверинцев: «Само по себе учение о том, что на божественном уровне бытия троичность и единичность оказываются в каком-то смысле тождественными, не специфично для христианства; это устойчивый мотив самых различных религиозно-мифологических систем». Часто эти слова цитируются критиками Православия без дальнейшей части статьи. Далее Аверинцев поясняет: «Однако ипостаси или лица христианской Троицы - не взаимозаменимые двойники или маски единой безличной стихии<…>; напротив, они проницаемы друг для друга лишь благодаря полному личному самостоянию и обладают самостоянием только благодаря полной взаимной прозрачности, ибо эта проницаемость есть чисто личное отношение любви. Различие между триадами язычества и Троицей христианства - это различие между взаимопереходом стихий и взаимоотражением личностей, между двойничеством и диалогом <…> Троица в христианстве не есть последовательность нисходящих ступеней абсолюта, какова философская триада неоплатонизма».

Бог – Троица

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии. Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Критики (в частности «Свидетели Иеговы») утверждают, что в Библии не упоминается идея троичности в отношении Бога. А среди некоторых мусульман бытуют заблуждения, что будто бы учение о Троице появилось в христианстве лишь в IV веке (на Никейском соборе в 325 году н. э.). Это не соответствует действительности. Учение о Троице не является изобретением богословов — это богооткровенная истина.

Само слово «Троица» (Trias) небиблейского происхождения (в Библии не употребляется) и в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Однако о троичности, единосущности и нераздельности Бога говорит сама Библия.

В момент Крещения Иисуса Христа Бог со всей ясностью являет Себя миру как Единство в трех Лицах: «Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился - отверзлось небо, и Дух Святой сошел на Него в телесном виде, как голубь, и был голос с небес, говорящий: Ты Сын Мой возлюбленный, в Тебе Мое благоволение» (Лк. 3:21-22). Голос Отца слышен с небес, Сын стоит в водах Иордана, Дух сходит на Сына.

Иисус Христос многократно говорил о Себе: «Я и Отец — одно» (Ин. 10:30), а также свидетельствовал о Духе Святом, Который от Отца исходит (Ин. 14:16-17; Ин. 15:26). Посылая учеников на проповедь, Он заповедал креститься «во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28:19-20). Также и в писаниях апостолов говорится о Боге-Троице: «Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух, и сии Три Суть Едино» (1Ин. 5:7).

Но и в Ветхом Завете были указания на эту тайну. Так, например, произошло явление Бога Аврааму: «И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер… (Авраам) возвел очи свои и взглянул, и вот три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! Если я обрел благоволение перед очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего... И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре. И сказал (Господь): Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры» (Быт. 18:2-3, Быт. 18:9-10). Постигая таинство Триединства Божия, Авраам встречает Троих, а поклоняется Одному, и беседуя с Тремя, употребляет единственное число.

Ветхозаветная Троица

Следует отметить, что христианство нигде и никоим образом не учило, будто бы Троица – это три бога, равных или неравных. Или будто бы из Бога как-то “истекают” некие сущности, что Бог производит из Себя “сотоварищей”, или что Он как-то делится на части.

В христианстве никогда не было представления о наличии у Бога “сотоварищей”, будь то человек, ангел, полубог и т.п. Не утверждало оно и того, что Бог сотворил или как-либо ещё “взял”, то есть, приобрёл во времени Себе сына, или что Троицу составляют Бог, Мария и Христос.

Христианское учение о Троице не имеет ничего общего с перечисленными заблуждениями.

Бог всегда есть Троица. Не было "момента", когда не существовало Сына или Духа. Любое действие Бога есть действие Троицы. Отец не действует отдельно от Сына или от Святого Духа и наоборот. Так как Бог по Своей природе един, то и все свойства Божии — Его вечность, всемогущество, вездесущие и другие — принадлежат в равной мере всем трем Лицам Пресвятой Троицы. Иными словами, Сын Божий и Святой Дух, вечны и всемогущи, как Бог Отец.

Условно говоря, Единство Божие относится к “внешним проявлениям”, а Троичность - к “внутренней тайне” одного и того же Божественного бытия. Поэтому одно никак не противоречит другому. В Боге всё едино, и в Нём нет отдельных “сторон”, это лишь условные сравнения, вызванные тем фактом, что наш разум не может охватить всё Откровение сразу, как одна наша ладонь не может вместить сразу две дыни.

Но, хотя наш ограниченный разум не в состоянии целиком охватить откровение Триединства, для понимания того, как одновременно может быть и троичность и единство, Святые Отцы христианства издавна предлагали различные примеры сравнения из материального мира.

Например, св. равноапостольный Кирилл, просветитель славян, в беседе с мусульманами, указывая на солнце, говорил: «Видите, стоит на небе круг блестящий, и от него рождается свет и исходит тепло? Бог Отец, как солнечный круг, без начала и конца. От Него рождается Сын Божий, как от солнца свет, и как от солнца вместе со светлыми лучами идет и тепло, исходит Дух Святой. Всякий различает порознь и круг солнечный, и свет, и тепло, а солнце одно на небе. Так и Св. Троица: три в Ней Лица, а Бог единый и нераздельный».

Итак, хотя мы понимаем, что сам по себе свет не есть огонь, и теплота не есть свет и огонь, однако же понимаем и то, что они не существуют раздельно, и не предшествуют одно другому. Но как только возникает пламя, одновременно с ним источается свет. Точно так же и Сын Божий не во времени возник, но совечен Отцу, вечно Рождается от Него и вечно пребывает Рождённым, равным образом и Дух Святой вечно исходит от Отца. И как излучение солнцем света и тепла, не отрицает того, что оно – одно, и не появляются другие “солнца” помимо него, так и Троичность Бога не отрицает Его Единственность, не придаёт Ему “сотоварищей”.

Бог превыше человеческих понятий, и когда по отношению к первой и второй Ипостасям Святой Троицы употребляются слова «Отец» и «Сын», это означает лишь, что как в тварном мире родитель рождает подобное и равное себе по природе чадо, и каждый понимает отличие своего сына от созданной своими руками статуи, так и для первого Лица Троицы второе Лицо есть не нечто тварное, но единое по природе и равное по чести. Божественное рождение свято и бесстрастно, в Символе Веры оно обозначается как: «свет от света». Как свеча, зажигая другую свечу, сама не уменьшается в сиянии, так и Отец, рождая Сына, не уменьшился ни в чём.

Кроме термина «Сын» для Второй ипостаси Священное Писание использует также термин «Слово»: «в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1). С этим «Словом» связано и другое подобие, которое указывали святые отцы. Каждый человек имеет ум. В уме же всегда присутствует мысленное слово. Пока слово не сказано, оно существует только в уме. Оно неразрывно связано с умом, но при этом не является умом.

Святой Никита Стифат говорил: «Человек есть образ Божий не по органическому устройству тела, а по мысленному составу ума... Ибо как Божеское естество вне всякой твари суще... так и данное от Него нам мысленное естество: ... не видимо, не осязаемо, не объемлимо и есть Образ Бессмертной и Присносущной Славы Его».

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Образ Троицы Бога – троица человек... Ум наш – образ Отца; слово наше – образ Сына; дух – образ Святого Духа... Ум без мысли существовать не может, и мысль без ума. Потому-то всякая мысль имеет свой дух». «Нравственная сила человека – дух его» (Т.2, с. 128. Об образе и подобии).

Конечно, эти подобия не могут выразить в полной мере тайну Триединства Божия, это лишь указатели, которые помогают человеческому уму правильно сориентироваться на то, что лежит за пределами его познавательных способностей. Если мы видим на дороге указатель “Москва”, то ошибёмся, если станем считать указатель самим городом Москвой, но и ошибёмся также, если решим, что он вообще никакого отношения к Москве не имеет. Но при правильном отношении к указателю мы можем извлечь из него пользу, сориентировавшись в нужном направлении. Так и все приведённые выше подобия и слова служат такими указателями, следуя которым, можно придти к Богу истинному.

Тайна Пресвятой Троицы не может быть выведена из человеческого рассудка, поскольку принципиально непостижима для него, и в этом залог истинности христианского учения о Боге. Бог триедин не потому, что это триединство обусловлено какой-либо человеческой логикой, а потому что таково Его откровение о Себе. Истинный Бог непостижим, ибо тайну Его бытия нельзя вместить в тварный человеческий ум, как невозможно в маленькую ямку на берегу перелить всё море. И непостижимость для человеческого ума тайны Пресвятой Троицы является как раз подтверждением Божественного происхождения этого учения.

Учение о Святой Троице открыло, что Бог один, но не одинок. В Нем есть различие Лиц, пребывающих в непрерывном общении друг с другом. Через тайну Троичности открывается та истина, что Бог есть Любовь (1Ин. 4:8), беспредельная и совершенная. Любовь вне общения, то есть, самолюбование не есть любовь. Если Бог единоличен, то в отношении к кому могла бы обнаружиться Его Любовь? К миру? Но мир не вечен, и, к тому же, ограничен.

Тайна Триединства открывает, что любовь Божия никогда не оставалась недеятельною: Лица Пресвятой Троицы от вечности пребывают друг с другом в непрерывном общении любви. Отец любит Сына (Ин. 5:20), Сын свидетельствует: Я люблю Отца (Ин. 14:31), Писание говорит и о любви Духа (Рим. 15:30). Поэтому блаженный Августин сказал: «Тайна христианской Троичности — это тайна Божественной любви. Ты видишь Троицу, если видишь любовь». «Если бы у нас, — говорит свт. Григорий Богослов, — кто спросил: что мы чествуем и чему покланяемся? Ответ готов: мы чтим любовь».

Именно по Своей любви Господь и создал весь наш мир, именно по божественной любви произошло чудо Боговоплощения, когда Второе лицо Троицы стало человеком, не переставая быть Богом: «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16), и через воплощённого Бога Иисуса Христа все люди призваны к такому единству в любви, которое имеют Ипостаси Троицы: «...да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17:22), пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1Ин. 4:16).

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама.

Триады языческих богов

В древности, еще во времена Вавилонии, многие люди поклонялись языческим богам, сгруппированным по три, или триадам. Это было широко распространено также в Египте, Греции и Риме за века до Христа. В индийской религии, например, мы встречаем триаду Брахма, Шива и Вишну (Тримурти); а в египетской религии — Осирис (Бог Отец), Исида (Богиня Мать) и Гор (Бог Сын)...

Тримурти

По мнению противников христианства, Троица — «это искажение, заимствованное из языческих религий и привитое на христианскую веру».

На самом деле, учение о Троице - это принципиально новое отличное от всех дохристианских представлений учение - о едином Боге при троичности Его Ипостасей (Лиц). Трёх-личного Бога недопустимо представлять как трёхглавого. Три Божественные Лица всегда выступают как одна Личность. Т.е. обращаясь, например, к Богу Сыну, мы обязательно вспоминаем и упоминаем и Бога Отца и Бога Духа Святого. В православных молитвах к Богу мы всегда обращаемся только в единственном числе: «Ты», «Бог», «Вседержитель», «Творец», «Господи», «Спаситель», и т. д., но нет обращений «вы», «боги», «творцы», «вседержители», «господа», «спасители» и т. п.

Сравнения Святой Троицы с триадами языческих богов несостоятельны по причине следующих фактов: (а) триады языческих богов представляли собой трех отдельных богов, а Святая Троица всегда представляла Собою Бога, единого в трех Лицах; (б) триады языческих богов - это первые три бога среди множества других, признаваемых за реальных богов, а вера в единую Святую Троицу всегда исключала признание каких-либо других богов.

Учение о Боге Троице отвергает все формы языческого политеизма и, в частности, древние языческие триады (три бога), в которых в качестве второй «ипостаси» является рождающая богиня-мать. В Святой Троице нет ни мужского, ни женского начала. В ней - рождает Отец (а не мать), второй Ипостасью является Сын (а не богиня), третья Ипостась - вообще неизвестный язычеству Дух Святой (а не сын или дочь). При этом, все три Ипостаси равночестны в отличие от семейной языческой триады. Поэтому кроме числа три в этих триадах нет ничего общего со Святой Троицей.

Христианское учение о Триипостасном Боге, в Котором отсутствует женское божество и все Ипостаси равночестны, является беспрецедентным в истории религиозного сознания, и этот факт заставляет задуматься о его происхождении.

Прекрасный обзор древних языческих триад в сравнении с Троицей христианской дает профессор богословия А.И. Осипов. Знаменитые семейные триады во всех языч.религиях – это копии человеческих ячеек жизни, семьи – отец, мать, сын. В христианской Троице нет этого. Отец есть, матери нет. И Сын – не потом, после матери, а Сын сразу после Отца и потом вдруг Святой Дух. Попытки понять Св.Троицу через семейную триаду оканчиваются полной неудачей. Сравнение с известными языческими аналогами хорошо это иллюстрирует.

Четыре типа триад в языческих религиях

В дохристианском мире встречаются четыре основных типа триад.

1. Семейные триады. Например, Юпитер, Юнона, Минерва, или Зевс, Гера, Афина.

Это три бога, имеющие одинаковые, подобные природы, но не одну (сравн. арианство), у них нет полного духовного единства, они способны даже вступать в противоречие друг с другом. В них всегда и обязательно присутствует женское божество. Третье божество – плод двух других (сравн. филиокве). Они не равны. Это очевидное перенесение земных реалий на Бога.

2. Индуистская Тримурти.

Индуистское учение о Тримурти. Речь идет о трех богах в индуизме, о Брахме, Шиве и Вишну, культ которых был более распространен в свое время (1-2 тыс.лет назад). Родилось три основных направления в индуизме. Делались попытки примирить их, враждующих между собою. Положительных результатов не было. Брахманизм выступает в виде двух течений – шиваизма и вышнуизма, смотря по тому, признается ли главным богом Шива или Вишну. Попытки слить эти два течения воедино делались неоднократно, но ни к чему не привели: единой религии в Индии так и нет.

Индуистская Тримурти (Тримурти – три образа (санскр.), изображается одна голова с тремя ликами) возникла в середине 1-го тысячелетия нашей эры. В дохристианскую эпоху этого не было. Это учение возникло в эпоху, когда христианство уже проникло в Индию. Значительное число индуистов теоретически признали так называемую Тримурти, то есть троицу Брахма-Вишну-Шива, как полноту божественной сущности (Брахма – создатель, Вишну – промыслитель, Шива – разрушитель), но одни считают, что в этой троице Брахма и Шива порождены Вишну, а другие наоборот – что Вишну и Брахма порождены Шивой (брахмаитов, т.е. принимающих главным лицом в Тримурти Брахму – нет). Т.е. всё равно, это три разных бога, и каждый занимается своим делом.

В христианской Троице совсем этого нет. Нет отдельной благодати Отца, благодати Сына и Духа, есть Единотройственная благодать. Творческий акт один, а не три. Всё исходит от всех Трех, как от Одного. И созидает их единство – Любовь. Бог является триипостасным и в то же время единым.

Кроме главных богов, Вишну или Шивы, индуисты признают и множество богов менее важных. У этих богов есть богини, у богинь есть дети. Супруга Вишну, богиня Лакшми или Шри (первоначально две разные богини), является богиней красоты, богатства и счастья. Она обладает такой же способностью бесчисленного перевоплощения, как и ее супруг, что дало возможность отождествлять с ней многих местных богинь и эпических героинь. Супругой Шивы является богиня Дурса или Парвати (также Кали) – самый жуткий образ из всех, созданных индусским воображением. Ее изображают осклабившейся в зловещей гримасе с массой рук, с ожерельем из человеческих черепов. Ей приносились человеческие жертвоприношения. У храма этой богини жил Рамакришна, знаменитый йог, открывший йогу западному миру.

Брахма, Вишну, Шива – три главные божества, раздельные в своих сущностях и в своих функциях. Здесь нет ни единосущия, ни единства воли, ни даже постоянного единоначалия, единовозглавления. Это – пантеистический политеизм.

3. Эллинская Геката.

Эленская Геката – трёхликая богиня – богиня неба, земли и преисподней или моря, имеющая соответственно три маски, лица. Но это одно божество, лишь имеющее три различных функции и потому выступающее под различными образами.

Геката

4. Неоплатоническое Единое.

Уже в христианскую эпоху, а именно в конце 2-го века, появилось неоплатоническое учение тоже о троичном божестве, но переосмысленное в платоническом духе (неоплатоники были знакомы с христианским учением.) Оно было хорошо оформлено Плотином. Неоплатонизм устанавливает иерархию Бытия по нисходящим ступеням. Над всем существует неизреченное, сверхсущее Единое (Благо). Единое обозначает первичное божество. Оно эманирует в Нус (Ум). Ум эманирует в Душу, где появляется чувственное начало и образуются иерархии существ демонических, человеческих, астральных, животных; образуются умственный и чувственный космос.

Платоновская триада Единое-Ум-Душа

Здесь: соподчиненность, неравночестность, неодносущность, неипостасность, пантеизм. У Нуса нет той полноты бытия, которая присутствует в Едином. Поэтому Ум, конечно же, ниже Единого. Единое – безлично, Единый – это не есть лицо, так же как и Ум и Мировая душа. Ипостасей как субъектов здесь нет. Здесь некий безличный онтологический факт бытия, и больше ничего. Все ступени бытия оказываются тем же богом, только в уменьшенном виде.

Неоплатоническое учение явилось попыткой исправить христианское учение о Троице, так же как и многие другие ереси. Суть их всех – что Бог один, а никаких ипостасей нет, они только кажутся нам.

Во всех семейных триадах мы видим три бога с одинаковой сущностью (не одной, а одинаковой), и не три ипостаси в единой сущности, а три божества. И мы не видим между ними идеальной любви, о которой говорит христианство – там вплоть до вражды, до измен, до чего угодно. И кроме того, нет никакого равенства. Если христианское учение утверждает равенство трех ипостасей – в язычестве – отчетливая субординация – кто выше, кто ниже. И вторая ипостась – не мать, а Сын. И Св.Дух – это не женская ипостась.

Заключение

Таким образом, мы видим, что христианское учение о Боге не имеет никаких аналогов: ни в язычестве, ни в иудействе нет ничего подобного. С логической стороны ничего подобного возникнуть не могло. Не могли выдумать это и апостолы - они не имели ни какого образования.

Учитывая все эти элементы, можно сделать только один вывод, а именно: Учение о Боге-Троице - неземное, оно не имеет земных корней, и поэтому оно и Богооткровенно.

Почему Бог есть именно Троица, а не двоица и не четверица? Очевидно, что исчерпывающего ответа на этот вопрос быть не может. Бог есть Троица потому, что Он желает быть именно таким, а не потому что кто-то Его к этому принуждает.

Святые отцы не пытались оправдать троичность перед лицом человеческого разума. Конечно, тайна троичной жизни есть тайна, которая бесконечно превосходит наши познавательные способности. Они просто указывали на недостаточность любого числа, кроме числа три. Согласно отцам единица есть число скудное, двоица - число разделяющее, а три - число, которое превосходит разделение. Таким образом в Троицу оказывается вписанные одновременно и единство, и множество.