Кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти.
(Пс. 88:49
)

Если Христос Своею смертию попрал смерть, то отчего же люди и теперь умирают? Есть три вида смерти: телесная, душевная и вечная смерть, преисподняя.

Телесная смерть есть разлучение души от тела: о ней говорит Псалмопевец: Отимеши дух их, и изчезнут и в персть свою возвратятся (Пс. 103:29). Душевная смерть есть разлучение благодати Божией от души, ибо только «Святым Духом всяка душа живится». Эта смерть происходит от греха, который отгоняет благодать Божию от души, как ночь прогоняет свет. «О, человек! — говорит святитель Иоанн Златоуст. — Ты плачешь над телом, с которым разлучилась душа, но не плачешь о душе, от которой разлучился Бог!..» Вечная смерть есть разлучение разумного создания от лика избранников Божиих и изглаждение из книги живых, о чем говорит Псалмопевец: Да потребятся от книги живых, и с праведными да не напишутся (Пс. 68:29). Итак, все ли эти виды смерти Христос Спаситель наш Своею смертию попрал?

Отвечаю: Он попрал, уничтожил только два вида смерти: душевную и вечную преисподнюю. Хочешь ли, человече, избавить свою душу от смерти греховной и вечной смерти преисподней? Притекай с покаянием ко Христу, Спасителю нашему. Он избавляет грешников от этих смертей. А смерть телесную Он оставил на этом свете до конца веков.

О, дражайший Спасителю мой! Зачем же попустил Ты такому зверю лютому терзать людей Твоих, Твое достояние, которое купил Ты Своею Кровью бесценною? И какое утешение нам будет в этой жизни, если нас ждет такой плачевный конец? Кая польза в крови моей, внегда сходити ми во истление? (Пс. 29:10). Не будем, братие, испытывать неисследимых судеб Божиих: Праведен ecu, Господи, и прави суди Твои (Пс. 118:137). Одно нам нужно помнить, что Всемогущий Бог все устрояет премудро на пользу нашу, и если не уничтожил Он смерти на земле, то тем самым нам же оказал великое благодеяние.

Во-первых, Он оставил смерть телесную, чтобы люди отвращались от греха и гнушались им. Знаете ли, братие, какого смерть происхождения и кто ее отец? Смерть есть дочь греха; от греха родилась она, как о том говорит Божественное Писание: Похоть заченши раждает грех, грех же содеян раждает смерть (Иак. 1:15). Вот злосчастное родословие смерти! Вот ее происхождение! Каков отец — грех, такова и дочь — смерть; по плодам их познаете их! Не видишь ты, человече, мерзости греха: посмотри же на смерть, взгляни на смердящий труп, и от мерзкой дочери — смерти — познавай ее гнусного отца — грех! Если уже от двух — или трехдневного мертвеца исходит такое нестерпимое зловоние, что все стараются уйти от него подальше, кадят ладаном, курят благовониями, то что будет с этим трупом в могиле еще через несколько дней? Боже мой, какой страх и ужас, какой смрад и мерзость!.. Но ведь все это сделал грех: грехом вошла смерть, по плодам греха познавайте его! Когда Бог попускает на какой-либо город мор и поветрие, сколько бывает там бедствий, горя и печали! Люди сторонятся друг друга и, несмотря на то, внезапно умирают; умирающих все покидают, а умерших небрежно бросают в общую яму... И все это делает грех. Грехом вошла смерть — о, как несказанно мерзок этот грех!.. Когда праотец Иаков увидел окровавленную одежду своего любимого сына Иосифа, то воскликнул: «Лютый зверь растерзал его, лютый зверь пожрал моего Иосифа!» Вот так же и нам при мысли о смерти надо бы восклицать: «Зверь лютый, из всех зверей лютейший — грех — терзает и губит род человеческий!..»

Во-вторых, Христос оставил смерть телесную на земле, чтобы люди не прилеплялись сердцем к мирским удовольствиям и красоте телесной. О, как часто уязвляет человеческое сердце эта красота! Но посмотрите, во что потом обращается она? В труп смердящий, не более... Вот почему святой Ефрем Сирин дает такой совет: «Когда огонь похоти плотской разгорится в твоем сердце, представь себе труп женщины, лежащий во гробе и снедаемый червями, и пламень страсти угаснет в тебе тогда».

В-третьих, Христос оставил смерть телесную для исправления наших нравов злых. Видит Всевидящим Оком Своим Всемогущий Бог, что приложился человек скотом несмысленным в своих бессловесных похотях, и потому постоянно взывает Он к грешникам: Не будите яко конь и меск (лошак — прим. авт.), имже несть разума (Пс. 31:9). Видит Он, что человек идет туда, куда влечет его привычка греховная, что каждый заботится только о том, как бы плоти своей угодить, чтобы ни в чем она нужды не терпела, и взывает: Не будите яко конь и меск, имже несть разума. Но все напрасно, Боже мой: не слушают люди Твоих заповедей, не внимают, Сладчайший, Твоим увещаниям! Безумие людей уподобило их скотам несмысленным, не хотят они слушать Твоих глаголов спасительных: Не яша веры словеси Его: и поропташа в селениих своих, не услышаша гласа Господня (Пс. 105:24- 25)!

Что же после того делает Всемилостивый Господь? Он востягает уздою смерти необузданное, безумное стремление людей ко всякому злу: Броздами и уздою челюсти их востягнеши (Пс. 31:9), и вы знаете, братие, из чего узду делают — из ремня, из мертвой кожи. Вот такою же уздою, то есть смертью, Он востягает и неукротимую злобу человеческую: Броздами и уздою челюсти их востягнеши! Как бы говорит Он: «Ничто тебя, скот несмысленный, укротить не может; сладостное ярмо заповедей Моих ты попираешь и считаешь за ничто; ты говоришь: Расторгнем узы их и отвержем от нас иго их (Пс. 2:3). Вот же тебе узда смертная, она обуздает твои нравы скотоподобные!

Так, православные, Всемилостивый Господь устрашает своевольных грешников смертию, подобно судии, который приказывает поставить виселицу, чтобы злодеи, по крайней мере в виду ее, перестали злодействовать. Посмотрите, чем Господь Бог укрощает неукротимое волнующееся море? Чем Он останавливает его бушующие волны? Одним песком: полагали морю предел песок! А что такое человек, неукротимый в своих злых греховных похотях, если не свирепое море, взволнованное духом бурным врага душетленного (Иуд. 1:13)? И чем укротишь эту бурю жестокую? Тоже песком: Земля ecu, — глаголет Бог, — и в землю отидеши (Быт. 3:19)! Полагали морю предел песок! Предел положил ecu, егоже не прейдут (Пс. 103:9).

В-четвертых, Христос Спаситель оставил смерть на земле для того, чтобы смирять и низлагать гордыню человеческую. И если бы не смерть, на что не дерзнули бы люди, гордости исполненные? Александр Македонский, победитель многих народов и царств, гроза всего света, дошел же до такой гордости, до такого безумия, что называл себя богом, и если бы этот мнимый бог вечно жил, какого бы зла он не натворил? На какую степень гордости не вознесся бы? И без того он говорил, что одною рукою держит восток, а другою запад, а тогда и подавно он перестал бы себя человеком считать! Но смерть открыла ему очи: на 32-м году этот мнимый бог окончил свою жизнь, подобно всем смертным, и над ним сбылось слово Писания: Аз рех: бози есте... вы же яко человецы умираете, и яко един от князей падаете (Пс. 81:6-7).

Есть и еще причины, почему Господь не уничтожил смерти: Он оставил ее на утешение бедным, дряхлым, несчастным, больным, которые желают найти в смерти себе упокоение. Но особенно вожделенна смерть для избранников Божиих, которые, презирая эту жизнь, полную стольких бедствий, всю надежду свою возлагают на жизнь Небесную, скорбям и тлению не причастную. Каждый из них говорит со святым Апостолом: Желание имый разрешитися и со Христом выти (Флп. 1:23). Окаянен аз человек: кто мя избавит от тела смерти сея (Рим. 7:24)? Наше б о житие на небесех есть (Флп. 3:20).