Замещая падших ангелов

«Человек призван восполнить число падших ангелов», – эта мысль, впервые услышанная мною много лет назад, показалась мне тогда довольно интересной и необычной. Человеку оказана высочайшая честь встать рядом с ангелами, приблизиться к Престолу Божию. Младший брат становится вровень со старшим. Человек сподобляется чести ангельской! 

Пожалуй, впервые об этом заговорил блаженный Августин: в своем самом известном апологетическом труде «О граде Божием» он сообщает о милосердии Бога, собирающего род человеческий «в восстановление и восполнение падшей части ангелов». В книге о христианской вере, адресованной Лаврентию, епископ Иппонийский также пишет, что «человечество, погибавшее во грехах и бедствиях, как наследственных, так и собственных, должно было по мере своего восстановления в прежнем состоянии восполнить убыль в сонме ангелов, образовавшуюся со времени диавольского разорения».
Эту же тему поднимал святитель Григорий Двоеслов. В отличие от Августина он считал, что число ангелов и святых в Божием граде будет равным: «…высшее оное гражданство состоит из Ангелов и человеков, и, по нашему мнению, в него взойдет столько рода человеческого, сколько там осталось избранных Ангелов». Это мнение святитель основывал на греческом переводе Второзакония 32: 8: Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу Ангелов Божиих». И потому в Небесный град «взойдет такое множество людей, какое множество осталось Ангелов».

Далее эту тему развил Ансельм Кентерберийский. В трактате «Почему Бог стал человеком» он рассуждает о причинах замещения падших ангелов «существами человеческой природы»; размышляет, были ли ангелы созданы совершенным числом или оно было неполным; задумывается о том, могут ли люди испытывать радость от падения ангелов, ведь оно освободило для них места; вслед за святителем Григорием Двоесловом разбирает мнение, «что число-де избранных людей следует принять равным числу добрых ангелов». И, наконец, делает важное замечание: «…даже если бы ни один из ангелов не погиб, у людей было бы свое место в небесном граде». Правда, это замечание он никак не развивает, видимо, чтобы не оспаривать авторитетного мнения блаженного Августина.
Такую же идею мы встречаем и у представителя Восточной Церкви – преподобного Анастасия Синаита: «…святые отцы говорят, что когда число праведных мужей достигнет числа падших ангелов и горний мир наполнится [ими], тогда и произойдет скончание [века сего]». Очевидно, что игумен монастыря святой великомученицы Екатерины ссылается на западных отцов – блаженного Августина и Григория Великого.
Через творения западнохристианских авторов эта мысль проникает и в русскую книжность. Так, Симеон Полоцкий в «Венце веры» пишет: «Яко селици спасутся человеци, елици ниспадоша Аггли». Впрочем, в русской книжности первое упоминание о замещении падших ангелов праведниками встречается в «Слове о небесных силах», приписываемом святителю Кириллу II, епископу Ростовскому († 1262).
Из авторов, близких к нам по времени, эту мысль мы видим у преподобного Варсонофия Оптинского: «…сотворенные духи не все сохранили верность Богу; треть отпала от своего Создателя, и из благих они сделались злыми, из светлых – мрачными. Чтобы возместить потерю, сотворен был человек. Теперь люди, работающие Богу, по кончине своей вступают в лик Ангелов и, смотря по заслугам, становятся или просто Ангелами, или Архангелами и т.д. Этот видимый мир будет стоять до тех пор, пока будет пополняться их число, а тогда – конец»; у святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Мы приглашаемся в сообщество Херувимов, Серафимов, Престолов, Господств, Ангелов и Архангелов – вместо отпадших, возгордившихся духов».
Работу с источниками можно было бы продолжить, но важнее понять, почему возникла такая идея.

Аналогии в священной и церковной истории

С идеей возмещения недостающего числа мы встречаемся в священной и церковной истории. Чтобы восполнить число двенадцати апостолов, на место отпавшего Иуды был избран Матфий. Апостол Петр, обосновывая необходимость замены предателя новым лицом, ссылается на Книгу псалмов: Достоинство его да возьмет другой (Пс. 108: 8). Обетование Господа Иисуса Христа о сошествии Святого Духа относится к Двенадцати, в будущем веке именно двенадцать апостолов должны воссесть на двенадцати престолах (см.: Мф. 19: 28); следовательно, возникла необходимость восстановления священной дванадесятирицы.
Житие сорока мучеников Севастийских сообщает о восполнении этого числа. Место одного из воинов, не выдержавшего испытаний и выбежавшего из ледяного озера, тут же занял уверовавший римский стражник.

В обоих случаях происходит восстановление особых чисел: в Священном Писании 12 и 40 являются числами символическими. Восполнение происходило путем восстановления подобного подобным – человек замещал человека. Впрочем, Августина и Ансельма это не смущало, они считали, что разумное существо, т.е. человек, вполне может заменить разумного же ангела. 

Совершенство числа

Блаженный Августин в своих работах большое внимание уделял значению числа (исследователи наследия епископа Иппонийского отмечают, что в рассуждениях о числах он близок к неопифагорейцам). Соединяя форму и число, он пишет, что всё в мире распалось бы, если бы не числа: «Посмотри на небо и землю, море и всё, что на них или сверху… Они имеют формы, потому что обладают числом; отними у них это, и они будут ничем». Весь мир сотворен мерою, числом и весом (Прем. 11: 21), а число сотворенных ангелов является совершенным. А потому ради восстановления нарушенной гармонии в ангельский лик должен быть введен человек.
Понятие числа у Августина является формирующим и обуславливающим полноту граждан Божиего града. Но это не согласуется с учением Церкви. В доме Отца Моего обителей много, – говорит Господь (Ин. 14: 2), нет никакого лимита для стремящихся в Небесное Отечество. Каково будет число спасенных, сколько людей войдет в вечное Царство, знает один Бог. И Он не ограничивает этого числа. Каждый человек, получивший дыхание и жизнь, согласно Божественному замыслу должен стать наследником Царства.
Из восточных отцов о конечном числе людей говорил святитель Григорий Нисский (не связывая его с замещением отпавших ангелов): «…когда полнота человеческого естества в предуведанной мере достигнет конца, потому что не потребуется уже никакого приращения к числу душ, тогда… в мгновение времени совершится изменение существ». Понятие полноты для святителя равнозначно совершенству.

Мотив сотворения человека

Мнение о сотворении человека ради восполнения убыли в ангельском мире существенно снижает ценность мотива сотворения человека. Получается, что Бог решается создать человека под воздействием внешней необходимости. Но Создатель не подвержен не только внешней необходимости в творении мира и человека, у Него нет и внутренней необходимости в этом. «Творение – это свободный акт, – пишет Владимир Лосский. – Для Божественного существа оно не обусловлено никакой “внутренней необходимостью”… Бог потому Творец, что пожелал им быть». Святитель Григорий Нисский говорит, что Бог «по преизбытку любви» привел к бытию человека. Вовсе не бунт Люцифера и примкнувших к нему ангелов стали поводом сотворения человека, но бесконечная благость и любовь Божия.

Равноангельный человек

«От Бога всякий исшел и к Богу идет… чтобы, совлекшись плоти и противоборствующей дебелости… стать в чине светозарного ангельского лика… Такова цель жизни», – говорит святитель Григорий Богослов.
Священное Писание и святоотеческая письменность нередко проводят сравнение человека с ангелами. Так, ангелами именуются пророки Моисей, Аггей и Иоанн Креститель, церковная традиция ангелами называет монахов, а их жизнь – равноангельской. Но эти именования и сравнения нужно понимать образно, метафорически. Мы схожи с ангелами – являемся разумными существами, наделены свободной волей. У нас одна цель – прославление Создателя и жизнь с Ним; верные ангелы всегда оставались и будут оставаться с Богом, а христиане, живущие на земле, находятся на пути к Небу. Но при многом сходстве различий у нас значительно больше. Мы являемся представителями разных миров и существами различной природы, у нас разные обязанности. Обязанности ангелов – персонально помогать христианам (см.: Евр. 1: 14), оказывать помощь христианским народам на их пути ко спасению. А какова обязанность человека по отношению к ангелам? Можно ли говорить о замещении ангелов людьми даже в их преображенном состоянии, которое наступит после воскресения? По воскресении мы станем равны ангелам (см.: Лк. 20: 36), потому что, подобно им, обретем бессмертие. Но все ключевые различия между нами останутся. А потому выражение святителя Григория Назианзина о включении человека в светозарный ангельский лик следует понимать как красивый поэтический образ.

Восстановление богоподобия

В своем богословском мнении о замене отпавших ангелов Августин не был одинок. Но большинство отцов учат не о восстановлении числа ангелов, а о восстановлении богоподобия, о восстановлении затемненного образа Божия в человеке.
Человек призван к большему, чем встать рядом с ангелами, он призван стать богом, и для этого Бог стал Человеком.
В будущем веке и праведные люди, и ангелы будут гражданами единого Божиего града. Но каково будет соотношение людей и ангелов, каковы будут отношения между ними, мы не знаем. Эсхатология полна тайн, теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло (1 Кор. 13: 12). Но для верных все загадки разрешатся в Царствии Божием, тогда всё будет явлено воочию.

Источник