Когда моя маленькая дочка заболела, то я вначале не придала этому большого значения – со здоровьем у нее всегда все хорошо было, болезни все детские она легко переносила. Я думала, и на этот раз так же будет. Но вышло всё совсем иначе. 

Началось с того, что врачи даже диагноз ей не смогли поставить точно. Сначала одно предполагали, потом другое… То одно лекарство назначат, убедятся, что не помогает оно, отменят его, другое назначат, потом третье…
Так больше месяца девочка моя чахла, бледненькая вся стала, кожа прозрачная, я без слез на нее взглянуть не могла. И ведь такая веселая всегда была, резвая. А сейчас сидит или лежит, уже и вставать не хочет. Я от бессилия на стенку лезть была готова – ну каково это матери: видеть, как ребенок ее тает, и не знать – чем помочь ему.

А в семье у нас реликвия была одна – старинная икона Богородицы. От кого-то из прапрабабушек она досталась – рассказывали, что этим образом ее во время венчания священник благословлял и что икона эта была списком с чудотворного образа Владимирского Пресвятой Богородицы, того самого, что сейчас в Третьяковке хранится.
Прибиралась я как-то в квартире, да пока пыль осторожно со старинного оклада стирала, в лики на иконе вглядывалась.
И почувствовала – вот кто боль материнскую поймет, вот кто меня утешит и поможет мне. Кто лучше Матери, которая Сына своего на муки крестные отдала, это прочувствовать может?
Колени у меня сами собой преклонились. Вспомнила я молитву Пресвятой Богородице, которой меня бабушка моя в детстве учила: «Богородице Дево, радуйся…». И раз десять ее прочла, с места не сходила. Все молилась и крестом себя осеняла. А потом говорю:

– Матушка, Заступница, помоги мне, спаси девочку мою, отведи от нее болезнь… Она же малышка, чистая, как ангел, за что же ей мучение такое? А если есть грех какой на мне – так меня карай, вразумляй, наставляй, чтобы я узнала его и отмолила.
Встала я, взяла икону старинную, да к дочке в комнату отнесла – пусть Матерь Божия на нее смотрит и днем и ночью. Смотрю – уснула девочка моя, да так спит спокойно, дышит ровно, а щечки чуть порозовели даже. Поняла я, что услышана молитва моя.
А ночью сон мне приснился. Не могу я о нем рассказывать – очень личное это. Только и сказать могу – поняла я, в чем согрешила, показала мне Богоматерь грех мой, дала возможность отмолить его. 


Так вот и девочка моя с того дня на поправку пошла, а я глубоко о жизни своей задумалась, да многое в ней изменила. А как дочка выздоровела совсем, так мы с ней ста ли в храм ходить по воскресеньям. И на службу, и к Святому Причастию. Теперь ни одного воскресенья не пропускаем. А икона та наша семейная так в дочкиной комнате и стоит. Я все мечтаю, как девочка моя вырастет и во время венчания ее этим образом святым благословит батюшка».

Источник