«Дается тебе срок на покаяние, а икону Мою военную отдай, куда Я укажу»

Диакон Петр Пахомов

Много лет назад я в исторических материалах по Афону наткнулся на имя подполковника Котельницкого, которого буквально демонизировала греческая и вообще западная печать.

В них рассказывалось об отце Мине, бывшем подполковнике Котельницком, участнике Севастопольской кампании и Русско-турецкой войны 1878 года, который выдумками западных газет был произведен в командующие замаскированной русской армией, мечтавшей захватить Святую Гору Афон.

Недавно Пантелеимонов монастырь к 1000-летию русского монашества на Афоне начал выпуск многотомного издания «Русский Афон», основанного на архивных данных монастыря, и так я узнал подлинную историю подполковника и привезенной им на Афон чудотворной Казанской иконы Божией Матери, составленную по материалам архива РПМА. История эта воистину прекрасна.

Схимонах Мелетий (в монашестве Мина; в миру Василий Николаевич Котельницкий) происходил из дворянской семьи Вяземского уезда Смоленской губернии, он родился в 1826 году. Жизнь его протекала весьма типично для молодого человека из благородной семьи: он поступил на военную службу – в Бутырский пехотный полк.

Мать будущего монаха вложила в его сердце любовь к Богу, и втайне Василий вынашивал намерение уйти в монастырь. Но тут началась Крымская война.

Василий Николаевич оказался прямо в гуще военных действий, участвовал в обороне Севастополя, был тяжело ранен, награжден орденами святого Георгия Победоносца и святой Анны.

В 1859 году полк, в котором служил капитан Котельницкий, был расквартирован в г. Корсунь Симбирской губернии. Там он познакомился с Надеждой Сабининой, дворянкой, происходившей из древнего татарского рода.

От своего предка – князя Сабана – семья унаследовала чудотворную Казанскую икону. О ней сохранилось такое предание. Князь был магометанином и до покорения Казани противостоял царю Иоанну Грозному, не уступая ему Казань.

За это он был наказан и ослеп. Во сне он увидел икону Божией Матери, точную копию аналойной, находившейся в женском монастыре, и от нее был голос: «Если примешь христианскую веру и крестишься, Я исцелю тебя».

Князь дал обещание принять христианскую веру и получил исцеление – стал видеть, как и прежде. Князь Сабан попросил у царя разрешения взять эту аналойную икону себе домой – так семья Сабининых обрела домашнюю святыню.

Василий Николаевич стал часто бывать у Сабининых, подолгу беседовать с Надеждой. И хотя девушка была больна какой-то неизлечимой болезнью и не могла иметь детей, вскоре он предложил ей руку и сердце. Икона пребывала с супругами неразлучно.

Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 5июня 1877года. Художник :Николай Дмитриев Оренбургский,1883

Божия Матерь являла раненым Свое заступничество: несколько раз башибузуки нападали на госпиталь, но всегда были отражаемы необъяснимой силой

Наступил 1877 год. Подполковник Котельницкий был назначен начальником военного госпиталя и отправился на фронт. С ним поехала и Надежда в качестве сестры милосердия. Икона же спутьшествовала с ними.

Она была установлена в особой палатке, и перед ней всегда горела лампада. Все военнослужащие усердно молились перед этим образом. И Божия Матерь являла раненым воинам Свое заступничество. Несколько раз башибузуки нападали на госпиталь, желая изрубить раненых на куски, но всегда были отражаемы необъяснимой силой: лазарет был во время их нападений окружен огненным светом, который заставлял ослепленных врагов отступать.

Об этом рассказывали сами башибузуки, попавшие в плен к русским.

После взятия Плевны в войсках стал свирепствовать тиф. Надежда заразилась этой болезнью и умерла. Перед смертью она молилась перед святой иконой и о себе, и о своем муже.

Перед иконой она сделала свое завещание: «Василий! По окончании войны не связывай себя узами второго брака, но исполни свой обет Богу и вступай в монашество». Сказав это, Надежда мирно скончалась.

Монастыри Святой Горы Афон

Отец Мина умирал, положение его было безнадежным

Война завершилась. Василий, похоронив супругу, думал о том, что внешне опрометчивая женитьба на больной женщине, которая не могла иметь детей, сберегла его душу от погибели от нечистой жизни, проводимой в то время многими молодыми людьми.

По окончании службы Котельницкий, взяв чудотворную икону, отправился на Святую Гору Афон и поступил в Андреевский скит. Там провел он несколько лет и тоже заболел тифом. Его отправили в больницу в Константинополь.

Отец Мина умирал, положение его было безнадежным, но он непрестанно молился Божией Матери. Вот уже началась агония. Отец Мина молился ко Господу и Божией Матери, просил милости: отсрочки и малого времени на покаяние.

И Божия Матерь не оставила его. Ему явился пречистый Ее образ. Матерь Божия сидела в царском величии и славе на троне, на голове Ее была корона, на коленях – Богомладенец. В левой руке Ее была держава, а Младенец в правой руке держал скипетр. А указательный палец Его левой руки был поднят вверх, и Он как бы говорил: «Покайтесь и ищите Царствия Божия».

Затем в руках Божией Матери оказался потир, в который Пречистая опустила Свою руку и перстами по одежде на Своей груди большими буквами написала: «Сердце». Затем Она стерла эти буквы и сказала: «Дается тебе срок на покаяние, а икону Мою военную отдай, куда Я укажу».

Вскоре отец Мина исцелился, чем весьма поразил докторов. Он поступил в скит Новая Фиваида, в 1898 году принял схиму с именем Мелетий и передал Казанский образ Божией Матери в храм святых преподобных Афонских этого скита.

Виденную же им икону Божией Матери написал ему иконописец Уриил (Буданов), и она пребывала с ним до самой смерти.

Всего же «тайный агент России», якобы вынашивавший коварные замыслы захвата Афона, провел на Святой Горе 23 года и отошел ко Господу 26 сентября 1905 года.

Скит Новая Фиваида долгое время находился в запустении, сильный пожар 2012 года довершил его разрушение. Сейчас скит возрождается, а святая икона, принесенная подполковником Котельницким на Афон, находится в алтаре Покровского храма Пантелеимонова монастыря.

Диакон Петр Пахомов

21 июля 2015 г.
источник