В наше время левитация — способность подниматься в воздух, преодолевая силу земного притяжения — считается прерогативой «продвинутых» йогов и других восточных гуру, достигших этого результата годами медитации и аскетических практик. Однако это явление хорошо известно и истории христианства.

Православное Предание сообщает, что подниматься над землёй в определённые моменты могли преподобный Серафим Саровский, Василий Блаженный, архиепископ Новгородский и Псковский Иоанн. Западная традиция знает монахиню-кармелитку по имени Тереза, в теле возносившуюся в молитве — причём однажды она проделала это в присутствии сразу 230 католических священнослужителей.

Есть, впрочем, принципиальная разница между христианским и восточным отношением к феномену левитации. Если согласно восточной философии эта способность может быть приобретена непрестанными упражнениями и аскезой, то в христианстве способность воспарять над землёй считается скорее чем-то вроде побочного эффекта от достигнутого состояния глубочайшей внутренней молитвы. Собственно, само слово «левитация», которое происходит от латинского прилагательного «лёгкий», указывает на такое состояние сознания, когда человеческая сущность сосредотачивается в духе, а не в теле. Последнее становится невесомым потому, что своего рода «центр тяжести» человека от земли устремляется вверх, к своему Создателю — и по этой причине становится неподвластен закону всемирного тяготения.

При чтении житийной литературы или исторических свидетельств способность того или иного благочестивого человека подниматься над землёй и перемещаться по воздуху вызывает изумление. Однако при жизни эта способность приносила обладавшим ей людям немало неприятностей. Именно так оно и было с католическим святым Иосифом Купертинским, жившим в XVII веке, чей удивительный дар засвидетельствовали сам папа Римский и один из влиятельных кардиналов, принцесса Савойская и Великий Адмирал Кастильи, а также именитые медики Франческо Пьерапаоли и Джачитто Карузи — а кроме них сотни и тысячи простых людей. Однако обо всём по порядку.
В 1603 году в городе Купертино, в набожной итальянской семье Деза родился мальчик, которого нарекли при крещении Джузеппе. Ребёнок рос тихим, рассеянным, сторонившимся шумных мальчишеских игр. Более того: то и дело Джузеппе внезапно застывал, погружаясь во внутренне молчание настолько, что у него совершенно расслаблялись даже мышцы лица. За эту особенность сверстники прозвали его «Джузеппе-Открытый рот». Впрочем, самого его это мало огорчало.

Шло время, мальчик становился старше. Христианская аскеза влекла его куда больше, чем учёба. Став юношей, он съедал за день лишь немного овощей — и те вместо соли посыпал золой, чтобы не чувствовать даже небольшого удовольствия от еды. Сапожник, бившийся с Джузеппе несколько месяцев, стараясь обучить его хотя бы азам своего мастерства, в итоге махнул рукой, признав юношу совершенно необучаемым ремеслу, которое в те времена приносило пусть небольшой, но стабильный доход. Видя такое дело, родители Джузеппе дали согласие на его уход послушником в монастырь капуцинов.
Первый опыт монастырской жизни был для Джузеппе неудачным. Молодой человек часто не мог справиться даже с простейшими послушаниями, в самый неподходящий момент уходя внутрь себя. Постижение духовных наук также давалось ему с трудом. Как бы там ни было, несколько месяцев спустя из святой обители Джузеппе с Богом отпустили.
Однако юноша был кротким и настойчивым. Своим невероятным упорством молодой человек добился того, что его приняли в другую обитель. И на этот раз дело пошло куда лучше. Недостаток способностей Джузеппе компенсировал усердием и набожностью. В 22 года он принял монашеский постриг под именем Иосиф, а ещё три года спустя был рукоположен в священный сан. И вот тут-то всё и началось.

Впервые отец Иосиф воспарил в переполненном молящимися храме на рождественском богослужении. Горящие свечи, торжественная музыка, пастухи со свирелями — происходящее так воодушевило священника, что он с криком удивления поднялся в воздух, преодолел по нему около сорока метров и затем вернулся в алтарь, откуда начался его полёт. Впоследствии левитации священника не раз повторялись во время церковных служб. При этом он мог начать подъём как стоя, так и в коленопреклоненной позе — и находиться в воздухе от считанных секунд до нескольких минут.
Конечно, полёты происходили не только в храме. Однажды Иосиф на глазах у немалого числа людей взлетел на высокое дерево и сел на одну из веток, подобно птице. В другой раз, в саду, он взвалил себе на плечи ягнёнка и с этой ношей поднялся выше верхушек деревьев. Был и случай, когда священник прихватил с собой в воздух человека. К отцу Иосифу привели бесноватого, чтобы он прочитал над ним молитву, но вместо этого священник изрёк: «Не бойся, Балтазар! Доверься Богу и Его святой Матери!» — и, взяв несчастного за волосы, поднялся с ним вверх, не опускаясь в течение четверти часа (видимо именно столько требовалось, чтобы изгнать злого духа).


Если у простых верующих полёты отца Иосифа чаще всего вызывали восторг и благоговение, то у многих представителей священноначалия и светских властей они нередко становились причиной раздражения, а то и зависти. Кроме того, левитации священника нарушали размеренный ход богослужений и вносили ажиотаж в расписанные до мелочей публичные церемонии. Однажды в самый торжественный момент мессы, прямо перед причастием, священник взмыл вверх так, что с его ног упали сандалии — в результате верующие, которым надлежало благоговейно размышлять о Святых Христовых Тайнах, задирали головы вверх и созерцали босые мозолистые ноги клирика… Неудивительно, что отца Иосифа не раз отсылали из одного монастыря в другой, запретили ему участие в многолюдных мероприятиях — и даже пишу он был вынужден вкушать в одиночестве, отдельно от остальной братии.
Не было ничего удивительного в том, что летающим священником со временем заинтересовалась и святая инквизиция. Формальной причиной для расследования послужил донос о якобы имевшем место «одурачивании простонародья». Вопреки сложившимся стереотипам, в случае с отцом Иосифом из Купертино отцы-инквизиторы действовали непредвзято. Они исследовали все свидетельства, опросили очевидцев, среди которых было много лиц с отменной репутацией, и пришли к выводу, что полёты на самом деле происходили — однако, было сказано в заключении, выносить суждение, насколько они богоугодны, комиссия не берётся.

Слава об отце Иосифе распространилась далеко за пределы Италии. Паломники шли за сотни километров, чтобы получить благословение удивительного священника — а, если повезёт, то собственными глазами увидеть, как тот поднимается в воздух. Зафиксированы даже случаи, когда иноверцы, которым посчастливилось это наблюдать, тут же обращались в христианство.
Однажды отец Иосиф из Купертино предстал и пред очами Папы Римского Урбана VIII. Увидев самого Наместника святого Петра, провинциальный священник был настолько искренне восхищён этой встречей, что тут же взмыл вверх. На что, впрочем, получил строгое указание немедля опуститься… Папа же после аудиенции отметил, что стал в тот день свидетелем Божьего чуда — его слова были задокументированы и по сей день хранятся в письменном виде в архиве Ватикана.
Тридцать пять лет, практически до отшествия отца Иосифа в мир иной, продолжались его полёты вопреки силе земного притяжения. Уже незадолго до смерти, как отметили приглашённые ухаживать за ним врачи, отец Иосиф приподнимался над стулом, на котором сидел — и все усилия медиков водворить его на место, чтобы провести осмотр, были безуспешны. 18 сентября 1663 года удивительный священник окончил свой путь земной.



Ещё при жизни отца Иосифа Купертинского настоятель ордена францисканцев поручил привести в порядок все свидетельства чудесных полётов отца Иосифа. Что и было самым тщательным образом исполнено — объемная документация, касавшаяся этого вопроса, была скопирована и передана в Ватикан, где её лист за листом скрупулёзно проверили. Через девяносто лет после смерти летающего священника вопреки немногим ещё раздававшимся тогда скептическим голосам отец Иосиф из Купертино был причтён Римской католической церковью к числу святых. Память его совершается в день перехода в жизнь вечную — 18 сентября. Святой Иосиф Купертинский почитается в западной традиции как покровитель воздухоплавание и небесный заступник лётчиков и космонавтов.

Источник