Стоит знать, что привычные книжные слова молитвословий могут или помогать молитве или наоборот убивают её. Это зависит от нашего умения настроиться на богообщение. К сожалению очень часто именно слова превращаются в ту груду препятствий, через которую дух человеческий никак не может пробиться к Духу Божиему. А если вернее, то это мы не можем услышать за ними Духа Божиего. Слова превращаются в мантры, заклинания, становятся важны сами по себе, а не их суть, не их настрой, который они должны-бы сообщать нашей душе. Всяческие правила в этом деле могут либо помогать, либо, скорее всего, чаще всего, мешать молитве, убивать богообщение.

Дух же животворит, а буква мертвит. Дух это Авель, а буква Каин.
Дух человеческий это ухо, которым душа слышит Бога.
"Должно не только молиться, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — но и молиться так, чтобы быть услышанным".
Однако мы не ошибёмся, если скажем, что в молитве важно не столько наше слово, сколько слово Божие. В молитве не мы первые, а Бог. Богу известны все наши желания ещё до того как мы их произнесём вслух или внутри себя и нам важно не столько сказать, сколько услышать. Он может дать нам ответ даже до нашей просьбы. Он даёт нам то, что нам полезнее всего сейчас, а не то, что нам хочется самим. Бог может ответить нам не только до наших слов, но даже и до нашей мысли, которая формирует наши слова. Мы иногда ещё и сами не знаем что спросить, а Господь уже нам отвечает. Вот что такое богообщение.

«Иисус, отвечая, говорит им: имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, - будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, - и будет вам. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших». (Мк. 11:22-25) Значит ли это, что мы можем управлять Богом опираясь на эти Его слова?
Иногда нам говорят: «стремитесь к богообщению». Да, конечно стремитесь, но надо помнить, что к общению стремится прежде всего Сам Бог. Неслучайно Христос говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». [Откр.3:20]
И потому вся наша начитанность, вся наша духовная образованность ничего не стоят пред Богом. Это конечно не значит, что не надо ничего изучать, ничему не учиться. В таком случае и эти слова читать не стоит. Наше чтение библии, святых отцов, изучение практики церкви способствует настраиванию того инструмента, которым являются «уши» наши духовные – душа и дух для восприятия Слова Божиего, для богообщения. Но те, кому кажется, что достаточно окончить духовную академию, прочесть тысячи духовных книг и вот ты уже ухватил Бога за бороду и знаешь уже все Его мысли и намерения, все пути Его и готов ответить на любой вопрос, то совершенно далёк от Бога, тот идёт по пути Каина.
И это всё происходит в нашем сердце, а не где-то вовне, "вот, оно здесь, или: вот, там". Не случайно Христос говорит о Царстве Божием именно "внутрь вас".
И значит и молитва может быть вредной, если это лукавое сотрясение воздуха, а не действительное устремление к Богу.
Тут мы вспоминаем Авеля и Каина и через них отличаем добро и зло.

Любое дело может стать молитвой и вести нас в Царствие Небесное. И любое дело может нас от Него удалять, если оно не делается ради Бога.
Богопознание
«Познание истины есть общение с Истиной. Познавание Бога — есть прикосновение к Его славе, жизнь в Боге. Богопознание есть богоуподобление.
Невозможно всегда находиться в состоянии духовного подъема. Бог допускает перебои в нашей молитве, потому что Он не хочет ни лишить нас бодрости (наши восхождения), ни питать нашу гордость (наши падения).
Представим нашему сердцу идти так, как Бог его ведет.
Правда, эти перемены — тяжелое испытание; но нам полезно узнать на своем опыте, что моменты духовного подъема не зависят от нас только, но есть дар Божий, который Он от нас отнимает, когда Ему это заблагорассудится.


   Если бы этот дар Божий всегда был с нами, то мы не чувствовали бы ни тяжести креста нашего, ни бессилия нашего; испытания наши не были бы настоящими испытаниями, наши добрые дела не имели бы цены.
Поэтому будем переносить терпеливо периоды упадка и сухости сердечной. Они учат нас смирению и недоверию к самим себе; они дают нам чувствовать, насколько непрочна и слаба наша духовная жизнь, они заставляют нас чаще прибегать к помощи Божией.
В этом состоянии сердечной сухости и бесчувствия, в отсутствии горячей молитвы надо беречься прерывать наши духовные упражнения, оставлять нашу ежедневную молитву. Этим мы нанесли бы себе величайший вред.
Мы склонны думать, что коли мы не ощущаем определенного удовлетворения в молитве, то не стоит и молиться.
Чтобы в этом разубедиться, достаточно вспомнить, что молитва и любовь к Богу — одно и то же. Существо молитвы не состоит только в тех радостных ощущениях, которыми она иногда сопровождается. Любовь-молитва может существовать и без них, и это более очищенный и бескорыстный вид ее, так как, будучи лишенной радости духовной, она имеет целью только Бога.
   Можно чувствовать себя лишенным благодатных утешений и все же сохранить твердую волю, согласную на все то тяжелое, что посылает нам Господь, и смиренно принимающую все, вплоть до того состояния душевного упадка, который мы ощущаем.
Если мы сумеем с такими чувствами переносить периоды сухости сердечной, то они явятся для нас плодотворным духовным упражнением.»
о. Александр Ельчанинов.
"Молитва, — говорит о. Иоанн Кронштадтский, — златая связь человека-христианина, странника и пришельца на земле, с миром духовным... и паче всего с Богом — Источником жизни; от Бога изшла душа, к Богу и да грядет всегда чрез молитву. Доколе стоим на усердной молитве, дотоле и спокойно, и тепло, и легко, и светло на душе; оттого, что тогда мы с Богом и в Боге; а как с молитвы долой, так и пошли искушения, разные смущения. О преблаженное время молитвы!"
Молитва — необходимая пища души.

Молитва это труд.
Об этом свидетельствует и великий Ефрем, говоря: «Выполняй труд с болезненностью, чтобы избегнуть болезненности легкомысленных трудов. Если, по пророку, наши чресла не придут в расслабление от труда поста, если нас не охватят болезни, как рождающую младенца (см.: Ис. 21:3), от напряженного утверждения сердца [в молитве], то мы не родим духа спасения на земле сердца (см.: Ис. 26:18)», как ты и слышал уже. Считая себя за нечто, мы хвалимся только долголетием [подвигов], пребыванием в бесплодной пустыне, расслаблением [от трудов] и безмолвием. Во время кончины мы несомненно познаем весь плод [своей жизни]».
Ефрем говорит о болезненности сердца, которая рождается от богообщения, а не о натужности наших усилий. Наши усилия есть ничто в нашей молитве. Вот как молится один из лучших представителей христианства:
Ежедневная молитва святителя Филарета, Митрополита Московского
"Господи! Не знаю, что просить мне у Тебя. Ты Един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя. Отче! даждь рабу Твоему, чего сам я просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверзто; Ты зришь нужды, которых я не знаю, зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми мя. Благоговею и безмолвствую пред Твоею Святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами, приношу себя в жертву Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнить волю Твою.
Научи меня молиться! Сам во мне молись. Аминь".

Потому скромнее нам следует быть в своих возношениях наших трудов по поиску Бога. Услышать бы Его, и то счастье. Ведь вера от слышания, а не от послушания.
Апостол говорит: «Непрестанно молитесь». [1 Фес.5:17]. По сути это означает, что вся наша жизнь должна превратиться в молитву.
С Творцом можно и не просто говорить, но и общаться. А общение возможно и без слов. Неслучайно Исаак Сирин говорит о том, что «молчание есть суть будущего века, а слова орудие нынешнего». Есть и безмолвная молитва, молитва сердца.
Бог и намерения целует, не только действия. Молитва? Мы часто очень узко её понимаем, только как просьбы о помощи "в выборе модели холодильника", а молитвой может быть и вся жизнь.

Вообще молитва это и цель и путь христианина.