На рубеже XX и XXI веков среди бесчисленного сонма православных святых появился ещё один – праведный Павел Таганрогский. Таганрог - небольшой приморский город, славу которому принесли родившиеся в нём политики, актёры и писатели - обрёл, наконец, своего Небесного покровителя, творящего о нём неусыпную молитву у Престола Всевышнего. Об этом угоднике Божьем наш рассказ.

Павел Таганрогский

Благочестивый отрок

Из дошедших до нас документов известно, что благочестивый старец Павел Таганрогский, снискавший неувядаемую славу своей постнической и молитвенной жизнью, родился в 1792 году в дворянской семье, проживавшей недалеко от Чернигова. Своё имя во святом крещении он получил в честь великого подвижника христианской церкви святителя Павла Исповедника – константинопольского архиепископа, принявшего в 350 году мученическую смерть в борьбе с ересью, господствовавшей тогда в Византии.

Родители Павла были людьми весьма обеспеченными. Они владели обширными земельными угодьями, на которых жили и трудились сотни принадлежавших им крепостных. Своего сына они желали видеть в будущем таким, каким подобало быть истинному дворянину екатерининской эпохи – обеспеченным, образованным и имеющим достойное положение в обществе.

Однако Господь совсем иное положил на сердце молодому человеку. С ранних лет будущий блаженный Павел Таганрогский шумному и разноголосому обществу своих сверстников предпочитал уединение и молитву, а светской литературе – чтение Священного Писания и житий святых. Но настоящей его страстью было слушать рассказы странников, оставивших родные дома и с посохом в руках путешествовавших по святым местам, коими столь богата была Русская земля.

Божьи странники

Надо заметить, что в православной Руси эта форма крайней религиозности была распространена во все времена. Испокон веков тысячи богомольцев, имея в котомке за спиной лишь краюху хлеба да сменные лапти, мерили шагами бескрайние российские дороги, направляясь из одной святой обители в другую.

В холод и зной, в дожди и метели гнала их вперёд неуёмная жажда поиска Бога и Его Правды. И не только по святой Руси пролегал их путь – доходили они в своих странствиях до пустынь египетских и стен священного града Иерусалима, где коленопреклоненно замирали перед Гробом Господним. А затем отправлялись назад в родную сторонушку, да не самолётами компании «Эль-Аль», а ноженьками своими, в обход двух морей, кормясь по дороге Христовым именем.

Исполнитель Божьей заповеди

Их-то рассказы и определили дальнейшую жизнь Павла. Когда исполнилось ему двадцать пять лет, что, по законам того времени, считалось совершеннолетием и давало право самостоятельно распоряжаться имуществом, отец выделил ему причитающуюся часть наследства.

Она включала в себя, кроме значительных земельных угодий и ожидающей его на банковском счету денежной суммы, триста крепостных крестьян, или, как тогда было принято говорить, «душ». Столь солидный капитал позволял молодому человеку вести широкую, подобающую его дворянскому происхождению, жизнь не только в России, но и в любой из европейских столиц.

Павел Таганрогский святой

Однако не о земных благах помышлял Павел. Помнил он слова Господа о том, сколь трудно богатому стяжать Царство Небесное, и что лишь продав имение своё и раздав всё нищим, можно войти в Горний мир. Павел Таганрогский не стал искать в тех словах иносказания, а выполнил завет Божий в буквальном смысле – крепостных крестьян отпустил на волю, выручку за проданную землицу и банковские накопления роздал нищим, а сам, благословясь у отца с матерью, отправился в странствия по святым местам.

Десять лет посвятил он странничеству. За давностью времён нет возможности узнать, где именно побывал за эти годы Павел Таганрогский. Житие святого, написанное через много лет после его блаженной кончины, оставляет сей вопрос без ответа. Но известно, что по завершении пути поселился он в приморском городе Таганроге, где, презрев своё дворянское происхождение, повёл простую и богоугодную жизнь, зарабатывая тяжёлым трудом кусок хлеба насущного.

На портовых причалах

В те годы основные средства к существованию жителям этого приморского города давал порт, принимавший множество торговых судов со всех концов мира. Вот на его-то причалах и проводил все дни святой праведник, тяжёлым трудом и непрестанной молитвой очищая душу от всего страстного и греховного. Был он грузчиком, а вполне ли понятно современному человеку, что значило сие в те времена?

Основным товаром, перевозимым через Таганрогский порт, был хлеб. Прежде чем оказаться на столах румяными караваями, зерну предстояло проделать длинный путь в стандартных мешках, вес которых был строго установлен – шесть пудов, то есть девяносто шесть килограммов. Так было принято. Даже при заключении сделок купцы указывали в бумагах не общий вес покупаемого или продаваемого хлеба, а количество мешков.

Так вот, никакой погрузочной техники в те годы не было. Просто взваливал мужик на плечи 96-килограммовый мешок и нёс его по хлипким сходням на берег или с берега в судовой трюм. А потом бегом за следующим, да не мешкая, не то артельщик увидит и взыщет за нерадивость. И так весь день. Ну-ка, нынешние качки-бодибилдеры, призадумайтесь: надолго ль хватило бы ваших мускулов?

Вот так и трудился в течение многих лет будущий святой Павел Таганрогский. Вместе со всеми появлялся он на причалах в ранние часы, когда в утреннем тумане едва угадывались очертания судов, и покидал их уже под покровом ночи. Если становилось совсем невмоготу и темнело в глазах от смертельной усталости, творил мысленно молитву Иисусову, и Господь посылал силы своему смиренному рабу.

Таганрогское житьё раба Божьего Павла

Своего дома у Павла не было, потому снимал он жильё в разных концах Таганрога, но главным образом у добрых и благочестивых людей. Вначале довелось ему поселиться на северо-восточной окраине, в так называемой Касперовке – обширном районе, принадлежавшем некогда коменданту местной крепости генерал-лейтенанту И. П. Касперову. Затем перебрался на житьё в саму крепость, а затем на целых двадцать лет обосновался у многодетной вдовы Е. Н. Баевой, чей дом помещался на Банном спуске.

Прославление Павла Таганрогского