Чему учит христиан евангельская притча о блудном сыне, которую, кажется, мы знаем наизусть? Размышляет протоиерей Александр Агейкин.

Понятный и непонятный

Для меня притча о блудном сыне — это яркое описание типажей человека, сделанное Самим Христом. Но, к сожалению, мы не научились в этой притче видеть всю полноту. Мы забываем, что там представлены не только два персонажа: нерадивый блудный сын и отец. Там представлен и второй сын — верный.

Блудный сын для каждого из нас понятен — это образ нашего грехопадения, нашей жизненной гордыни. Все мы ежечасно и ежеминутно берем у Бога свою часть наследства в виде каких-то жизненных устремлений и привязанностей. Легко узнать себя в образе возвращающегося домой и принятого отцом блудного сына. Но кто из нас признает себя в том брате, который, возвращаясь после трудов с поля, увидел отцовскую радость о вернувшемся блудном сыне и пир, который устроил отец в его честь? И в сердце старшего брата рождается обида: «Я всегда был с тобой, а ты мне даже маленького козленка не дал с друзьями за трапезой разделить!»

«Где ты был раньше?»

Эта притча не только о тех людях, кто уходит, отпадает, а затем, придя в себя, возвращается, но и о тех, кто живет в Церкви, но которым обиды и отсутствие любви не позволяют жить в радости и принимать с радостью своих братьев.
Это же мы, верные христиане. Это о нас. Приходит человек в церковь — и мы его встречаем не радостью, а обидой: где это он болтался? Сейчас он задумался, мысль о покаянии ему вдруг в голову взбрела, а где ж он раньше был? Мы, которые всегда в церковь ходили, молимся — мы достойны быть христианами!
Радоваться вернувшемусяПеред Богом все равны: и тот, кто ушел, а потом, «придя в себя», вернулся с покаянием, и тот, кто всегда с Богом. Радость о кающемся грешнике сегодня почему-то рождается только на небесах, а не в нашей повседневной церковной жизни, не среди воцерковленных людей.
Мы не научились радоваться возвращению каждого человека — вот та ценная мысль, которую я вижу в этой притче. Мы не должны задумываться о том, где брат промотал имение и почему именно сейчас вернулся домой.

Для того Церковь нам и предложила в эту подготовительную неделю перед Великим постом притчу о блудном сыне, чтобы мы научились чаще заглядывать в себя, узнавать себя в евангельских персонажах. Для того нам и само Евангелие дано, чтобы мы научились сверять свою жизнь с ним, а не просто наслаждаться чудными глаголами и красочными притчами Божьими.

Любовь отеческая: сын остается сыном


В притче есть образ отца. В нем Господь нам показывает Свою безграничную любовь. Есть абсолютная «свобода», которую предлагают человеку соблазны, и есть Божественная любовь, которую никакой человеческий грех не может превзойти. Она нам дает силу, надежду и упование, потому что нет такого момента, когда бы мы не могли прийти в себя и вернуться к Богу, прося Его помощи, как блудный сын: «Я не достоин быть Твоим сыном, но хотя бы как наемника прими меня, потому что я не могу без Тебя — я без Тебя погибаю».
И Господь не только прощает, но и покрывает все любовью. Сыновнее достоинство человеческое не убывает. Господь в этой притче отвечает на вопрос, насколько каждый человек дорог Ему — как родной сын. И никакие обстоятельства — своеволие, своенравие, гордыня человеческие на фоне Божественной любви не могут стереть этих отношений Отца и сына, Бога и человека, предстояния человека — сына, а не раба, трепещущего от страха — перед Богом.

Источник