Когда он шел через храм с чёточками, молча – говорят, бесноватые лаять начинали. О своих встречах со старцами — священник Сергий Круглов.

Что такое – быть в Духе Святом

Старцы….
Слово из православного фольклора?
Ну, кому как.
Столько написано про них и против них, столько описаний чудес, совершенных старцами (слово «старец» когда-то, когда православная книга «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» была популярна по всему миру, вошло в иностранные глоссарии как русское слово, не требующее перевода, типа «Gagarin»), и столько предостережений против лжестарчества и младостарчества…

Мы, православные, начитались и того и этого, мало кто из нас, неофитов-прихожан или старофитов-батюшек, не может дать комментария по вопросу о том, кто такие старцы.
И тем не менее, в дни, когда всё ближе Пятидесятница, я, думая о том, что же это такое – быть в Духе Святом, не могу не думать и о тех, кого называют этим кратким словом – «старцы».
Общался ли я сам лично со старцами? Да, было дело.
В самом начале своего воцерковления, когда мне к тому же еще и предложили стать священником, я, пребывая в смятении, поступил так же, как поступали многие христиане в трудные моменты своей жизни – поехал искать старца и его совета… Встречал я старцев и впоследствии.
Ничьих имен я тут не назову, да это и ни к чему. Напишу только о том, что мне увиделось.

“Это – твоя борьба до конца жизни”

Какие они были?
Один – невысокенький, плотненький, седенький, немногословный, щечки румяные как у дед-мороза, когда шел через храм с чёточками, молча – говорят, бесноватые лаять начинали…
Когда мой друг, человек малоцерковный, пришел по моему совету к нему на исповедь, то поразился его простоте и даже попенял: «Беседует с людьми – а у него изо рта пахнет!…», а я объяснял, что так пахнет, потому что он с утра – натощак, постится, это просто запах тленной плоти, такой же, как у нас всех.
Был этот старец прост, житейск, мог с удовольствием и рюмочку выпить, и в житейские перипетии вникал, так как был причастен к управлению монастырем в большом городе… Потом мне рассказали, что он был одним из описанных в известной книге монаха Меркурия «На горах Кавказа» подвижников, скрывавшихся в 60-е годы в Грузии от хрущевских гонений…
Когда я, трепеща сердцем, начал ему лепетать, что вот-де, мне предлагают быть священником, а я недостоин, он тихо и твердо сказал: «Не отказывайся». А у меня же вот такие и такие грехи, вскричал я! “Это – твоя борьба до конца жизни”, – ответил он, и как в воду глядел, что называется…
И благодаря ему я сейчас, на старости лет, лучше чем ранее понимаю смысл слов, приписываемых Богу, в отношении этой борьбы: «В чем застану – в том и сужу». Меня рукополагали в священники у него в храме и на Литургии, на которой предстоятельствовал он, так уж получилось.
С другим, лысоватым и худощавым, недавно пред тем рукоположенным (слышал о нем насмешливые отзывы некоторых попов, де он необразован, воду крестит кадилом, и прочее…), я встретился, когда одной знакомой жизненно понадобился «старец», исповедь у него… Старинный храм на городском кладбище… Он долго с ней беседовал о ее жизни в церковной сторожке, и велел непременно наутро прийти на причастие. И сказал, что будет молиться. И такая уверенная сила светилась сквозь него и в нём… Всё бы ничего – но к вечеру у знакомой начались месячные. Ну как быть, причащаться ведь нельзя?! Молился как мог и я, но и, знаю, тот старец молился… Наутро – у нее ничего не было, и она могла спокойно причаститься. И лишь к вечеру следующего дня – опять началось… Где хочет Бог, там побеждается естества чин, только и мог подумать я тогда.
Еще один – был обычным деревенским приходским батюшкой (он жил неженатым, служил в той деревне, в которой прожил и доцерковную жизнь, был одно время штатным духовником нашего благочиния). Был не особо велеречив, но всегда был, как бы точно сказать – по-настоящему живым, прикладывал свои трудовые руки к земле, к пасеке, к строительству, ко всему, что приносило течение будней. Очень живо интересовался всем происходящим и в мире, и в нашей частной обычной жизни.
Причем не с оттенком «эх, грехи, апостасия, времена последние…», а с юмором, интересом, с каким-то «вкусом», и теплым и откровенным участием. Он был настолько молод и восприимчив сердцем и темпераментом, насколько, думаю, иным молодым батькам и не бывать. Я увидел в нем человека, который, при всей его погруженности в обыденный крестьянский быт и заботы, воспринимает мир и людей из такой Христовой глубины, которая на самом деле – невероятная высота. К нему тянулись те, кто был более утонченным, начитанным, эрудированным…
Когда он умер, в глухую деревню, в которой он служил, проститься с ним съехалось столько народу, сколько эта деревня не видела и за сотню лет своего бытования.

Не старики, но старцы

Есть и другие…

Во всех них я заметил нечто общее.
Прежде всего, они – именно – старцы. Не старики, но старцы. Все они были в возрасте, каждый – со своей биографией. Они прошли через свою многотрудную жизнь, через годы, через искушения, через опыт скорбей, обретений и потерь, и научились понимать и принимать людей и многообразие жизни этих людей.
То есть благодатные дары Духа Святого в них сочетались с общечеловеческой житейской мудростью и опытностью, и одно другого вовсе не исключало, но необходимо дополняло. Именно поэтому простое правило «Начни с себя» и есть первейшее предостережение тем, кто готов заразиться столь известной болезнью «младостарчества»… Недаром есть в православном народе присловье о таковых: «Свят, да не искусен».
И главное – вот что. Рядом с ними бывало хорошо и целебно просто даже молчать. Почему так?
Потому что даже не то, что они могут «прорещи» о недоведомых судьбах твоей жизни, в них главное. А в том, что они – святые, при всей их земной грешной оболочке. Реальные христиане, живущие в Духе Святом, те, для кого Христос и есть пища, питие и воздух каждого дня.В конце концов, мы ведь с вами не язычники, ищущие оракула или гадалки, и в старцах мы ищем тех, кто назван словом «сотаинники», своих по Духу, мы ищем живого ПРИМЕРА: вот же, вот, не только в книгах, но и рядом в жизни, есть те, кто по-настоящему живет во Христе, а значит – и я, и я могу!…
Думаю, что, при всем наплыве мутной пены, при огромном количестве многообразно обличаемых российских обывателей- «полуверов», которые ищут «пророчеств» и «счастья на халяву» у старцев, а завтра – у экстрасенсов или еще где, вот это количество «чающих движения воды», ищущих Христа не в книгах, обрядах и «традициях», а вживе – перевешивает. Потому к ним, то есть к живым сосудам, в которых искрится и дышит Дух, тропа народная не зарастет никогда.

Священники человечий и Божий

И еще одно.
Я начал с упоминания о Пятидесятнице.
Так вот…
Ученики Христа не упивались сами вином Духа – они понесли его людям.
Думая о нашем брате священнике в этой связи, хотел бы обратить внимание на два типа.
Есть еще и третий: администратор-делец-фарисей-сундукей, манипулирующий людьми ради своих властных-денежных и прочих целей, но тут речь совсем не про него…
Итак, два типа.
Один – человечий, другой – Божий (простите за неуклюжую классификацию, это я просто с вами делюсь тем, что сам себе для удобства примитивно придумал).
Человечий – тот, кто способен радоваться с радующимися и плакать с плачущими, кто способен сострадать людям, быть с ними в их аду страдания, уныния, отчаяния.
Другой, Божий – тот, кто настолько в Духе Святом, настолько с Христом, что способен поднять человека из его грязи до уровня Царства, в его Свет и победную радость.
«Старцем» я называю тех, кто способен избежать искусов уныния первого случая и искусов презрения к «тленным» второго случая, кто способен совместить в себе то и другое, кто одну руку, по примеру Христа, протянул к падшим в вонючую яму ада – а вторую устремил в Небо, как лестницу.
Такие люди – есть. И будут, пока Церковь жива. И ты, читающий эти строки, таких встречал, и можешь сам составить их список. Мало того: ты сам можешь стать таким.Можешь.
Грехи? Да ну. Они нисколько не могут этому помешать. Они тают, испаряются, как туман, проходят и выбаливают как болезнь – а впереди у всех нас Жизнь Вечная. Исполненная воздуха и света, движения, творчества и любви.
У любого из нас, только лишь возжелавшего захотеть чего-то большего, чем то, о чем было сказано-спето: «А вы на земле проживете, как черви слепые живут….»
И в этом – главная победа Духа Святого, сошедшего на нас в Пятидесятнице.

Источник