«Я странник, хвалю Бога в этой тесной пещере и желаю здесь окончить свои дни, чтобы быть приятным Богу», - так сказал о себе преподобный Шио Мгвимский(груз. შიო მღვიმელი), основатель отшельнического монашества в Грузии.

Шио (грузинский вариант имени Симеон) грузином не был, как и его предшественница равноапостольная Нина. Он происходил из Сирии, уроженец города Антиохии. С детства он отличался благочестием и чуждался красот мира сего. К 16 годам Шио прекрасно изучил Священное Писание, молитвы и творения отцов Церкви. Многие тексты он знал наизусть. Опасаясь за здоровье сына родители однажды даже решились отобрать у него книги. Однако, вняв его словам: «Кто не изучает Писания, тот отдаляется от Царствия Небесного и становится рабом диавола», родители вернули ему книги, и с тех пор не стесняли его свободы.

В то время близ Антиохии в безлюдной пустыне поселился великий сирийский подвижник, авва Иоанн Зедазнийский со своими учениками. К нему и пришел 20-летний Шио в поисках духовного наставника. Как только родители Шио приняли монашеский постриг, юноша раздал все имение, оставшееся от них, – часть раздал нищим, часть пожертвовал монастырям и освободил рабов, а сам поспешил к преподобному Иоанну, который с радостью принял его и облек в иноческую одежду. "Сын мой, блажен ты, ибо будешь ты велик пред Богом, - сказал ему св. Иоанн, - блажен буду и я, потому что назовусь отцом такого отца отцов".

Через 20 лет после призвания преподобному Иоанну было откровение свыше избрать из числа своих учеников 12 человек и с ними отправиться в страну Иверскую, а именно: Авива Некресского, Антония Марткопского, Давида Гареджийского, Зенона Икалтойского, Фаддея Степанцминдского, Исе Цилканского, Иосифа Алавердского, Исидора Самтавнели, Михаила (Микаэля) Улумбийского, Пира Бретского, Стефана Хирского и Шио Мгвимского.

В Иверии святые отцы первое время пребывали все вместе в молитве, богомыслии и суровых подвигах, служа Богу и людям. Спустя два года святому Иоанну явилась Божия Матерь с равноапостольной Ниной и повелела ему, чтобы он разослал своих учеников по разным местам страны для проповеди. Каждый из них взял себе в помощь по одному иноку. Только один святой Шио, любивший пустыню и уединенную жизнь, попросил своего учителя благословения на отшельничество.

Придя в пустынное место на берегу реки Куры, он вошел в глубокое, безотрадное, глухое, безводное ущелье, полное диких зверей и ядовитых змей,нашел себе тесную пещеру и в ней поселился, не имея заботы ни о чем телесном. Без пищи и пития он провел 40 дней, упражняясь в непрестанной молитве. На сороковой деньдиавол с яростью ополчился на него. Не было такой язвы, которой он не пытался бы уязвить его, но все старания беса были напрасны. Однажды множество бесов с ужасным шумом и криком обрушились на святого, пытаясь поразить его раз и навсегда, но блаженный Шио, нисколько не смутившись, продолжал свою пламенную молитву всю ночь. С рассветом необыкновенный свет осиял его, и он увидел у входа в пещеру Пресвятую Деву Богородицу со св. Иоанном Крестителем, и множеством небожителей. Пресвятая Богородица повелела ему питаться тем, что будет послано с неба, и пообещала, что больше ему не будут докучать демоны, а пустыня наполнится богоносными мужами, которые будут ублажать имя его вовеки. После этого преподобный Шио, подобно святому пророку Илии, питался хлебом, который ему приносил голубь.

Вскоре стала собираться братия. Многие приходили к нему и вступали в его обитель и принимали ангельский образ, постригаясь в монашество. Каждый ученик преподобного высекал себе особую, отдельную от других, пещеру. Святой Шио выходил из своей пещеры к братиям только по воскресеньям, и то для наставления их, все же прочее время проводил в уединении в пещере. Таким образом, их жизнь сочетала элементы отшельничества и общежития.

Однажды святой Шио увидел одного монаха, который нес издалека воду в кувшине и, упав на землю, разбил его и пролил воду. Инок глубоко опечалился.Святой Шио, обратившись к нему,сказал: «Бог за твои слезы и благочестие на этом месте через ангела источил воду. Ее достаточно будет для всей братии». После этого случая 25 братьев монастыря могли без всякого препятствия доставать себе воду.

Старая церковь... ШИО-МГВИМСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Число иноков все умножалось, но не было храма для совершения службы. Преподобный Шио, вняв просьбам братии, решил строить церковь. Он долго со слезами молился Богу, прося указать место для постройки храма. Затем, попросив горячих углей, он положил их на ладонь левой руки, ознаменовал угли крестным знамением, потом велел всем стоящим инокам поднять к небу руки и петь: «Кириэ элейсон» (Господи помилуй). У святого Шио два часа курился ладан на руке. Вскоре дым от ладана, подобно столпу, поднялся на высоту и пошел к ущелью, где стояли кельи иноков, и там остановился. Стало ясно, что место это избрал Сам Господь. Затем, покадив братию, святой сложил с руки горячие угли, взял кирку и трижды ударил по земле под самым столпом фимиама и повелел построить на том месте церковь в честь Живоначальной Троицы. Позже были возведены храмы в честь Божией Матери и Иоанна Предтечи. Святого Шио просили, чтобы он принял на себя сан пресвитера, однако Шио решительно отклонил эту просьбу.

Вид Шио-Мгвимского монастыря

Вид Шио-Мгвимского монастыря

Шио-Мгвимский монастырь, храм Святого Иоанна Крестителя

Шио-Мгвимский монастырь, храм Святого Иоанна Крестителя

Обитель все разрасталась. Однажды иноки пришли к св. Шио с жалобой на диких зверей, от которых никому в тех местах не было покоя. По молитвам святого звери собрались вокруг его кельи. Он обратился к ним с просьбой покинуть это место и только одному из них остаться, чтобы пасти ослов братии. После чего все звери пустились бежать от него и остался один только волк, который по слову святого начал пасти ослов, питаясь пищей, которую вкушали сами иноки. Предание доносит до нас и такую историю. Однажды волк пригнал стадо, в котором не оказалось одного осла. Монахи решили, что это дело зубов «пастуха». Но зверь привел людей на край горной пропасти, и «обвинители» увидели, что животное просто сорвалось вниз. «Пастух» был полностью оправдан и отпущен настоятелем к сородичам. «Иди к своим и не делай вреда братии моей. Пусть они сами найдут пастуха для своих ослов, чтобы более не винили тебя," – так напутствовал верного служаку Шио.

После посещения своего учителя святого Иоанна Зедазенского преподобный Шио решил удалиться в затвор. Получив наставление, святой Шио поцеловал ноги св. Иоанна, простился с братией и попросил поминать его в их молитвах. На прощание он изрек 160 поучений, среди них были следующие: «Любите нищету, чтобы наследовать вечное блаженство. Презирайте попечение и суету этого мира, чтобы не соблазниться им. Воспитывайте себя в изучении Священного Писания, просвещающего ум и сердце». После чего св. Шио наконец спустился в мрачную и глубокую пещеру (или же просто яму, наподобие колодца). В затворе тело его окончательно изнурилось от великих постов, трудов, бдений и от страшной сырости пещерной, лицо его почернело и изменилось до неузнаваемости.

Когда монахи несколько раз поднимали из колодца не тронутую старцем еду, они поняли, что Шио скончался. Это случилось 9 мая (по ст. стилю). Перед смертию св. Шио получил напутствие святыми дарами от священника, который спустился к нему в яме на веревке. Достаточно скоро он был прославлен в лике святых. В XI веке ему была составлена служба.

В Грузии был древний обычай: в праздник преподобного Шио после службы патриарх или епископ спускался в эту церковь, опускал руку в отверстие гробницы - и происходило чудо: одна из костей поднималась наверх сама собой. Ее выносили для поклонения народу.

В 1914 г. впервые достали голову. Это был знак. Начались первая мировая война, революции и новая волна гонений. Но монастырь жил. Даже после его закрытия несколько старых монахов, устроившись сторожами, ютились в полуразрушенных холодных келиях и тайно совершали службы. Мощи Шио Мгвимского кем-то были сожжены. Но сохранилась одна кость преподобного, как знак того, что его милость еще с нами.

Тропарь
В тебе, отче, известно спасеся еже по образу,/ приим бо крест, последовал еси Христу,/ и, дея, учил еси презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души, вещи безсмертней./ Темже и со Ангелы срадуется, преподобне Шио, дух твой.

Кондак, глас 4
Житие твое служением Господним исправил еси/ и, взем крест, оставил еси вся житейская,/ красото пустыни, преподобне Шио./ Кого убо паче тя, и по смерти жива суща/ страна Иверская почитает/ и мощми твоими, от гроба явленными услаждается,/ темже не престай моляся о нас ко Господу.