Несколько лет назад в дачном поселке, где живут мои родители, в одном из домов появился сторож – молодой человек по имени Лилиан. Мы с ним довольно быстро познакомились, и основной темой наших бесед стало Священное Писание. Говорить с ним было очень интересно, потому что Библию он знал чуть ли не наизусть, и по любому поводу мог процитировать что-то из Писания. Он был верующим, но, к моему удивлению, православным он не был. Ничто, кроме Библии, его не интересовало. Рассказы о православных святых он слушал с интересом, задавал вопросы о том, как трактуется то или иное место в Писании Православной Церковью, но дальше этого дело не шло. Поразмыслив, я заподозрил Лилиана в сектантстве, и уж было, приготовился обличить его в этом, но неожиданно он рассказал мне поразительную историю.

Оказалось, что он из православной семьи и в детстве часто бывал с матерью в храме, где, еще не понимая, что происходит на службе, изучал настенные росписи, пока не дошел до той стены, где были изображены сцены мучений грешников в геенне огненной, и так испугался, что потом только силой можно было затащить его в церковь. Что и пыталась сделать его мать, полагая, что поступает правильно. Один раз весь этот спектакль перед дверями храма увидел приходской священник и сказал: «Оставьте ребенка в покое! Зачем вы его силком тянете? Вы что, не видите – он же не хочет!» После этого мать больше не донимала сына, и он рос, не задумываясь о Боге, как и многие его сверстники.

Но когда Лилиан повзрослел, та детская искра веры, которая жила в его душе, неожиданно вспыхнула, и, в поисках ответов на свои вопросы, он взял в руки Библию и стал читать. Читал и не мог оторваться, так велико и непостижимо оказалось Слово Божие. Лилиан начал искать людей, с которыми можно было поделиться радостью своего открытия, и обсудить возникающие вопросы. Ведь теперь это стало самым главным в его жизни. Очень быстро выяснилось, что далеко ходить не надо: кругом были «благочестивые» представители различных сект: и пятидесятники, и адвентисты, и баптисты, и все они, на первый взгляд, казались достойными, а, главное, знающими «истину» людьми. Начались его многочисленные походы по всяким сектантским собраниям, но везде его что-то не устраивало – каждый раз он слышал что-то, противоречащее Священному Писанию. Как человек прямой и простой, Лилиан каждый раз начинал полемизировать с ними на их собраниях, не стесняясь и не боясь авторитетов. Полемика ничем не заканчивалась, и Лилиан, разочарованный, брел домой. Ему все время казалось, что истина где-то рядом, и он продолжал искать. Так он встретился со свидетелями Иеговы, которые сумели-таки произвести впечатление на новоявленного христианина, и он стал посещать их собрания регулярно. Хотя в душе состоявшимся иеговистом он себя пока еще не считал, были все-таки какие-то сомнения.

Довольно скоро со словами: «Лилиан, твои познания в Библии настолько глубоки, что даже многие из братьев с многолетним стажем не могут сравниться с тобой», – ему предложили возглавить одну из ячеек. Банальная человеческая слабость – тщеславие – заговорила в душе Лилиана, уж очень заманчивым было предложение. Он готов был согласиться, но что-то внутри подсказывало, что сначала надо все обдумать. И он попросил три дня на размышления. Возвращаясь домой, он мучительно думал, к кому можно обратиться за советом, кто просветит и подскажет, как поступить правильно?

Попробуйте, задайте себе этот вопрос: что бы вы сделали на его месте? С кем бы посоветовались? Лилиан со всей ревностью неофита решил обратиться за ответом прямо к Богу – ведь сказано же в Писании, что Он наставит на всякую истину и даст просимое. Но прежде, чем задавать такой серьезный вопрос, он решил подготовиться – постом и молитвой. Причем поститься решил сурово – без еды и воды. В этом месте рассказа я удивился. Лилиан действительно серьезно подошел к вопросу, да еще в духе настоящих православных подвижников. Не удержался, спросил:

– Как же ты додумался до этого?

В ответ Лилиан только пожал плечами.

– Так в Библии же об этом сказано.
В общем, трое суток он постился – ничего не ел, не пил, только молился, спрашивал, каким путем идти. А ответа нет. День проходит, второй, третий, ничего не происходит, никакого знака не посылает ему Господь. Ослаб Лилиан и начал терять надежду... И вот, в третью ночь, снится ему сон...

Сон Лилиана

Стоит он на краю глубокой пропасти, и смотрит в небо. Вдруг перед ним появляется прекрасная, сверкающая как хрусталь лестница, ведущая ввысь. Лилиан пробует проследить взглядом, где она кончается, но ступени ее теряются где-то в вышине. По обеим сторонам лестницы парят ангелы, чудным пением восхваляющие Бога. И слышит Лилиан глас с небес:

– Лилиан! Ты спрашивал Меня о пути? Это путь ко Мне. Евреям, тринадцать, девять.

И в этот момент Лилиан проснулся. Проснулся, и понял, что сон не простой, что-то в нем важное, но что – не помнит точно, запомнил только лестницу и цифру «тринадцать». Открыв Библию, лежащую у кровати на тумбочке, Лилиан начал искать главу, на которую ему было указание во сне. Но глав под этим номером в Библии огромное количество, а в каждой главе еще много стихов – Лилиан просмотрел множество глав, но ни ответа на свой вопрос, ни даже намека на него так и не нашел. Энтузиазм его сменился унынием: теперь он вообще сомневался, слышал ли он что-нибудь, не померещилось ли ему. Опечаленный и уставший, он снова заснул. И снова увидел тот же сон. И снова услышал глас:

– Лилиан! Евреям, тринадцать, девять!

Лилиан открыл глаза, и, пытаясь удержать остатки сна, взял в руки Библию. И – о, ужас! – понял, что опять не помнит ничего, кроме цифры «тринадцать». Просто какие-то провалы в памяти. Никогда до тех пор с Лилианом ничего подобного не случалось, а тут... Он снова взялся изучать все тринадцатые главы Библии, и только на рассвете, совершенно измученный, заснул, так и не получив, как ему казалось, ответа на свой вопрос.

Утром вставать было тяжело – сказывалась бессонная ночь. Но он заставил себя проснуться, оделся, надел галстук, рубашку в полоску с коротким рукавом, нашел «дипломат», посмотрел на себя в зеркало – типичный иеговист. Время до встречи с будущей «братией» еще оставалось. Взял Лилиан в руки Библию и присел на стул, решил, что немного почитает перед дорогой. Так и заснул, с Библией в руках. И снится ему опять тот же сон, и он снова слышит:

– Лилиан! Запомни! Послание евреям, тринадцать, девять!

Лилиан проснулся, быстро открыл Библию и прочитал: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же.

Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь; ибо хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими. (Евр.13,8,9)».

И тут с его глаз как будто спала пелена. Тут же вспомнились все места из Священного Писания, явно обличающие свидетелей Иеговы и их ересь, он быстро записал их на листок, вложил его в Библию, помолился, и пошел к иеговистам но не как брат, а как воин, готовый к сражению. Иеговисты уже ждали его. Лилиан вошел, торжествующе открыл Библию – а листка с записями там нет! Но ведь он же был, Лилиан не сомневался, что положил его в Библию, а Библию – в «дипломат», который он не открывал по дороге ни разу. Это загадочное исчезновение Лилиан воспринял как еще одно чудо. «Значит, такова воля Божия», – подумал он и решил просто рассказать присутствующим свой сон.

Иеговисты развели руками – ведь к ним пришел человек, которому было откровение. Единственное, что они смогли сказать:

– Ну, Лилиан, значит, у тебя свой путь, мы не можем вмешиваться, если сам Бог тебе его открыл.

Обменялись с ним рукопожатиями и мило распрощались. После этого Лилиан старался любой ценой избегать сектантов. Вот и приехал в дачный поселок пожить, тут спокойнее, есть время подумать.

Вы спросите, а что же было дальше? Привел ли Лилиана его путь назад, в лоно Православной Церкви? И я отвечу – да, но это уже совсем другая история...

Источник