Почему я думаю о Еве?

Елена Балаян

Морган Вайстлинг. Отражение

Морган Вайстлинг. Отражение

Я часто думаю о… Еве. Да, о Еве. О том, какой она была.

Как-то пришла в голову мысль, что если сконцентрировать свое духовное внимание на образе прародительницы, на ее хороших и плохих чертах (назовем это условно так), то можно скорее понять то хорошее и плохое, что есть в тебе как в женщине, и, соответственно, понять, от чего нужно уйти и к чему прийти.

Это будут такие очень обобщенные, быть может, архитипические вещи, но очень, тем не менее, точные, я в этом уверена. Поскольку яблоко от яблони недалеко падает, и тут совсем неважно, насколько недалеко – на расстояние десяти лет, ста или двух тысяч с хвостиком.

Несколько десятков тысяч, миллионов лет также не в счет. Потому что тесто, из которого Господь сотворил женщину, – оно во все времена одно и то же – будь то период жизни в раю, времена императора Нерона, царской России или президентства Владимира Путина. Не знаю, как там у мужчин, но у женщин все точно так, как было, – это сто процентов.

Замочки и ключики

Почему именно к Еве приступил со своим искушением древний змий? Почему не к Адаму? Чтобы понять это, нужно пристальнее присмотреться к своей природе. Конечно, все эти поговорки про то, что все бабы дуры, сплетницы и болтухи, все, как сороки, кидаются на всё блестящее и красивое, все любопытные варвары, которым на базаре нос оторвали, – с одной стороны, невыносимая пошлость.

Зато с другой – если посмотреть спокойно и беспристрастно, нельзя не усмотреть в этих обидных для кого-то проявлениях народной мудрости рациональное зерно. Конечно, очень многое зависит от самой женщины, ее образования, интеллекта, ее образа жизни и духовных приоритетов, от того, верующая она или нет, живет церковной жизнью или нет. Но все равно это все медовая глазурь, а тесто бисквитное одно и то же.

Jean Baptiste Marie Pierre - 1713-1789- The Temptaion OfEve

К чему это я?

Да к тому, что, когда мы с моей невоцерковленной подругой, которая к тому же младше меня на десять лет, заходим в магазин, и у нее при виде всяких красивых и модных вещей начинают тревожно блестеть глаза, дрожать колени, и она в порыве нездоровой ажитации перестает адекватно воспринимать действительность, я понимаю: в ней говорит Ева. Я и сама хорошо помню то неприятное жжение где-то в районе солнечного сплетения, которое возникало у меня на заре моей нецерковной юности при виде красивых вещей и особенно украшений.

Про косметику нечего и говорить. Если вовремя не поймать этот импульс и усилием воли не остановить в самом его зачатке, то разочарование и опустошение потом обеспечены. Я в этом смысле не очень понимаю тех, кто относится к шопингу как к терапии, как к средству от депрессии. По мне, так при неправильном, неспокойном отношении это, напротив, скорейший путь к ней, родимой…

Адам и Ева - Эдвард Мунк (1863-1944)

Конечно, не во всех Евиных наследницах страсть пленения внешними вещами одинаково сильна. Есть девушки и женщины, в которых она почти никак не проявляется, но это не значит, что ее в принципе нет, – она есть.

И есть еще много в нас Евиных черт, эта – просто как пример. И я не думаю, что это те черты, которые ей были присущи изначально, что такой она была задумана Богом. Скорее всего, это искажение других, прекрасных черт, произошедшее в результате грехопадения, их духовный перевертыш.

Где-то услышала фразу о том, что наши недостатки это продолжение наших достоинств. Если убрать из этого высказывания приятный оправдательный флер, то получится похоже на правду.

Не берусь анализировать сейчас, что пришло на смену чему, следствием какой прекрасной исконно женской черты стало, например, необузданное любопытство. Может быть, любознательности?

Уильям Блейк иллюстрации к поэме Дж.Мильтона "Потерянный рай"

Но в целом становится понятно, что Господь создал женщину другой, не такой, как мужчину, – с более лабильной психикой, более эмоциональной, более тонко чувствующей, более, наверное, доверчивой – потому что в ее природе было задумано доверяться мужчине, Адаму. У нее другие замочки, к которым подходят другие ключики, и эти ключики и были успешно найдены врагом рода человеческого в тот роковой для человечества момент…

Красавицам – труднее!

Грехопадение праотцев. Мозаика Равенны

Грехопадение праотцев. Мозаика Равенны

Если бы змий подошел к Адаму, ему бы наверняка пришлось долго «работать» – давить на мужское самолюбие, на интеллект, на социальный статус.

Долго сидеть, рассуждать, объяснять, доказывать при помощи аналитических выкладок, почему правда то, что Бог людей обманывает, и почему непременно надо это яблоко съесть. Взвешивать за и против. Быть может, выводить какие-то формулы.

В общем, я думаю, что змию банально не хотелось тратить время и силы на это мужское состязание. А с бабой что? Раз – и готово. Глазами захлопала, волнение, змейкой подкрадывающееся жжение в солнечном сплетении, потеря контакта с реальностью… Очнулась – а все уже кончилось. Рая больше нет. До свидания…

Это, конечно, шутки, с одной стороны. И шутки намеренно утрированные.

С другой – когда мне звонит подруга, и я понимаю, что она «подсела мне на уши» и получает удовольствие от самого процесса болтовни – болтовни чисто житейской: о только что купленных джинсах, о новом линолеуме в квартире, о том, что пора делать ремонт, – я ужасно раскисаю и стараюсь поскорей повесить трубку. Не потому, что я такая снобка.

Просто чувствую, что какая-то энергия начинает утекать из меня, а у меня ее и так мало. Но я и сама прекрасно помню моменты такого упоения от милой болтовни ни о чем. Помню подступающее к сердцу сладкое предчувствие любопытства, когда мне говорят, что вот сейчас расскажут что-то такое страшно таинственное и секретное, о чем больше никому не надо знать. Кроме, конечно же, меня. Ну и много чего еще есть в нас Евиного, если покопаться.

Теперь главный вопрос: как к этому относиться? Думаю, как к материалу, с которым нужно работать. Нужно взять в себе вот эту ветхую Еву – Еву после грехопадения – и переплавить в Еву – жительницу рая. Да, это сложно, почти невозможно. Но что невозможно человеку, возможно Богу.

Конечно, возраст, болезни и переживаемая в их результате боль приучают тебя спокойнее относиться ко всему внешнему. Они в этом смысле очень хорошие нам помощники. Ты понимаешь, что изнашивается не только красивая одежда – изнашивается твое тело. Не чье-то там абстрактное неопознанное тело, а твое, родное, без которого ты себя не мыслишь. Понимаешь это не умом, а проживаешь на опыте – год за годом, день за днем.

Нестеров М. Адам и Ева

Я иногда думаю, как милостив к нам Господь, что мы стареем не сразу, не в один момент: раз – и старушка. Невероятно? Мне кажется – ничуть. Бывает же в природе такая болезнь. И в принципе, если бы Бог наш не был настолько благ, а был, напротив, зол и мстителен, Он вполне мог бы нам это устроить.

Для женщин это был бы удар, их персональный конец света. А уж красавицам как пришлось бы тяжело – страшно подумать. Им, беднягам, и медленно-то тяжело. Впрочем, это их проблемы, не надо было рождаться красавицами. Шутка. Женская…

А так ты стареешь тихонько, день за днем и почти незаметно. И так же постепенно стараешься к этому привыкать. Это больно и грустно, но, видимо, необходимо – научиться понимать, что это тело тебе почти не принадлежит и настанет момент, когда его не станет. А как иначе душе с телом расставаться, если такой привычки нет?

Augusto Giacometti Adam et Eve 1907.

Я думаю, что если Бог дает такую возможность, то надо и тело поддерживать в форме, и кремами пользоваться, и вещи красивые покупать. Но не привязываться ни к чему из этого и предательски не дрожать. Чтоб не было вот этого: «в зобу дыханье сперло».

Конечно, Ева была создана для Адама, и по этой самой причине ей ужасно хочется быть красивой. Отсюда шопинги, серьги, помады и дрожь в коленках – как побочный эффект. Мы почему-то свято уверены, что без всех этих причиндалов наш Адам нас не найдет, ошибется да и налево повернет. Как корабль без руля и ветрил. Это, конечно, наше помрачение.

Я недавно услышала в интервью одного батюшки на телеканале «Союз» простую вроде бы вещь, которая, однако, сильно запала мне в душу.

Простые вещи

Он сказал, что когда Адам впервые увидел Еву, то ужасно восхитился и поразился тем, какой красивой она была. И в порыве восторга сказал: «Вот плоть от плоти моей и кость от костей моих!» Не думаю, что Ева так понравилась Адаму потому, что была похожа на Анджелину Джоли или Монику Беллуччи. Нет, я уверена, что Ева была красивой, какой только может быть женщина, сотворенная Богом… ну вот только что. Свеже, так сказать, созданная и свежевылепленная. Однако наверняка не это стало причиной столь проникновенных слов.

Адам так сказал о Еве не потому, что она была совершенством, а потому, что он узнал в ней жену. Он не сказал: «Нет, Господи, ну кого ты мне дал?! Что это за форма носа? Подкорректируй ее, Ты же можешь! Да и в бедрах она что-то полновата – не райские это, Господи, стандарты красоты. Давай, поработай еще немного над образом, тогда и поговорим…»

John Faed, R.S.A. Expulsion of Adam and Eve

Это уже потом он скажет, что вот жена, которую Ты мне дал; угораздило же, Господи, Тебя сотворить такую дуру: дала мне плод – и я его ел. Но это будет гораздо позже и тоже будет помрачение, а тогда ничего подобного еще не было. Он принял ее, потому что она просто была его женщиной. И она была для него красивой, потому что была создана для него. Вот и все. Это очень просто.

А если так, то, по большому счету, о чем нам особо заботиться, кроме как о том, чтобы попытаться воссоздать в себе черты Евы до грехопадения? Черты не внешнего, но внутреннего образа и подобия. Стать податливой, послушной, мягкой, как пластилин. Неэгоистичной, самоотверженной, заботливой. Доброй, ласковой и нежной, как мама и как сестра. Не для того, чтоб заманить гуляющего без ветрил Адама, а чтобы угодить Создателю своему и Богу, Которого мы в раю тогда так огорчили.

Ну а если и после этого райского ребрендинга наш Адам нас не найдет, ну тогда пусть и гуляет себе дальше. Потому что в таком случае он просто дурачок. Честное слово…

Елена Балаян

25 февраля 2013 г.

Адам и Ева после изгнания из Рая. Средневековая немецкая миниатюра.