Понимая Пасху как важнейшее событие истории, мы забываем о главной цели Боговоплощения, считает священник Константин Камышанов.

Считается, что католики – люди Рождества, а православные – люди Пасхи. И никто не считается людьми Преображения, Крещения или Пятидесятницы. Между тем Христос пришел не ради Рождества и не ради Пасхи. Он пришел для того, чтобы создать Церковь, а не для того, чтобы надеть на Себя плоть, а затем распять ее.

Психологически для нас Пасха – финал нашего духовного года. Пасха для нас обрубает духовный год, и он начинается и повторяется снова. И мы живем от Пасхи до Пасхи.

После Воскресения мы позволяем себе уйти от сугубого поста. Но ненадолго. Скоро после Пасхи в церкви читается Евангелие о расслабленном и слышна проповедь о том, что после расслабленности нескольких послепасхальных недель пора браться за ум и снова включаться в работу Божию.

Предполагается, что послепасхальная радость – это состояние отдыха и праздности, которой награждаются все прошедшие испытание поста. А сам пост – это и есть обычная будничная работа и смысл нашей земной жизни. Пост и труд – это норма. А радость и свобода – это приз. И еще предполагается, что свобода и радость – это опасные вещи в деле спасения, так как свободой никто толком не умеет пользоваться, а радость может быть причиной духовной расслабленности. И поэтому радость радостью, а пост и смирение – дело более надежное.

А вот тут нужно остановиться и поподробнее разобраться с тем, что считаем важным мы и что важным считает Бог в деле нашего спасения. Что для Бога наша радость и что для Бога наше удручение себя постом. И что для Бога наше понимание Пасхи как самого главного события христианской истории.

Миссия Христа не закончилась с Его Воскресением. Пасха – это только половина дела. Христос до самой Троицы оставался где-то рядом с людьми и что-то делал для людей и Бога. После Пасхи он сказал: «Отхожу к Отцу Своему», а не сказал, что уже «отошел».

Иисус говорит: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему.

Значит, Пасха не была финалом земной жизни Христа.

Финалом миссии Христа стала Пятидесятница. По странному стечению обстоятельств, Троица и Вознесение находятся в тени Пасхи и по степени и масштабности празднования не идут ни в какое сравнение с Пасхой. Как же так? Почему мы остановились на полпути? Это как дойти до середины горы, потерять интерес подниматься к вершине и повернуть вниз.

Мы вообще очень странно воспринимаем жизнь Христа на земле. В этом нет ничего удивительного. Не мы одни видим миссию Христа как-то не так, как ожидает от нас Господь. Апостолы хотели не пустить Христа на распятие. Они три года общались с Иисусом, и для них откровением стало Его Воскресение.

Для нас Рождество – очень большой праздник. А Крещение меньше. А Преображение еще менее значимо. Сретение еще меньше. Конечно, мерой нельзя измерить бесконечность. Все праздники равны, но так уж получается, что не равны. Это оттого, что мы, как и апостолы, не до конца представляем себе замысел Христа о нашем спасении и смысл Его домостроительства.

Например, для нас Страстная Пятница – худший и самый трагичный день церковного года. Для Христа вечер Пятницы – лучший день Его земной жизни, потому что земной жизни в Нем уже не было. Около двух часов пополудни Бог-Сын вернулся в обитель Троицы к Своему Отцу.

В Рождество Иисус был наиболее отдален от неба и был связан по рукам и ногам бессильной младенческой плотью. На Голгофе Господь сбросил наше земное тело и стал свободен, как никогда не был свободен за все свои тридцать три года миссии.

Для нас финал – Пасха. А для Бога – это только текущая работа по разрушению цепей смерти, которыми был связан человек от самого грехопадения и до Пасхи. За время до Воскресения Христом была проделана работа по освобождению человека от греха и пут плоти. Это часть работы, которую Господь совершил под землей и на земле. После Пасхи осталась работа над землей и на небе. Смысл ее – в подключении человека к небу.

Мы земные. Поэтому первая часть работы нам понятна и результаты ее близки.

Мы земные, поэтому все небесное нам понять сложно, и поэтому Вознесение и Пятидесятница для нас трудны к пониманию. А между тем, это, наверное, будет поважнее всего – восстановление нашего небесного родства с Богом. Это воссоздание человека богом по благодати, через соединение с природой Божества через Святой Дух.

Интересна форма испытания человека во время «земной» и «небесной» работы Господа. Перед Пасхой мы испытываем себя и готовимся к ней удручением плоти. После Пасхи поста нет. И Господь испытает нас свободой и радостью, приготовляя к принятию в себя Святого Духа. Удивительно, что Бог дает человеку Духа не после Великого поста, когда, казалось бы, для того самое удобное время, а тогда, когда действие поста сглаживается пятидесятидневной радостью Пасхи. В самом деле, не может Святой Дух войти в душу, удрученную постом. Духу нужна почва радости и свободы.

Это как с ранами. Врач сначала чистит их. Потом прикладывает лекарства и только через какое-то время разрешает нагружать тело. На открытые и очищенные постом раны души нельзя сразу накладывать испытания. Они должны затянуться.

Бог привлекает человека всеми доступными средствами. На Страшном суде Он может сказать нам:

– Что же еще тебе было нужно? Я давал тебе пост, и ты жаловался. Я давал тебе изобилие, и ты обратил его во грех? Что тебе нужно было? И что Я тебе не дал? Я давал тебе свободу, и ты навредил себе. Я связывал тебя, и ты пенял Меня за то, что уберегал тебя.

Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали.

Великий пост и послепасхальная радость – это полный набор средств, которыми Бог мог привлечь нас к Себе. Все, что мог дать нам Бог, Он дал ради одной цели, ради которой пришел Христос.

Смысл рождения Бога на земле – создание Церкви. Как только Церковь была создана, Христос стал невидим и поднялся на небо уже окончательно. У нас остался хаб с небом – Церковь. Суть Церкви в том, что она тело Христово, воплощенное на земле. Наша связь с Богом осуществляется через Святого Духа, внутри этой Церкви.

И теперь самое главное для нас. Пасха вынула занозу из мира. Мир после Пасхи стал совершенно другим. Другое небо. Другие люди. Другая природа. Мир подготовился и принял Святого Духа. Все эти пути должен был пройти каждый из нас, так же, как апостолы приняли Святого Духа.

Сейчас, в послепасхальное время мы обновляем обеты с Богом и снова просим Его напомнить нашей душе о благодати схождения Святого Духа в наше сердце.

В давние комсомольские времена, помнится, все наше студенческое общежитие смеялось над одной незадачливой сокурсницей, которая была беременна и боялась проспать роды. Но схождение Святого Духа в нашу душу – событие в тысячу раз более значительное, чем роды. Его никак нельзя было проспать. Либо оно было, либо его не было.

Либо мы, как апостолы Лука и Клеопа, однажды воскликнули: «Не горело ли сердце наше!» Либо мы где-то заблудились между Пасхой и Троицей и понятия не имеем о горении сердца и о том, как сердце живет со Святым Духом, как оно тоскует при Его утрате. Значит, мы никогда не испытывали спокойствия, основанного в небе, которое рождается только в матери-Церкви. Это особенное удивительное состояние и ощущение того, что все стоит на своих местах, устроено Богом наилучшим для нас образом и находится под Его защитой и благословением. Быть в Церкви – это потрясающее ощущение себя в Боге, в Его теле и духе. Без Тела Христова – Церкви вообще невозможна полнота жизни в Боге.

Если для нас и действие Святого Духа на нашу душу кажется необязательным для общения с Богом и «нормальной жизни», то для нас не состоялось то, ради чего пришел Христос и ради чего мы надели крест – сошествие Святого Духа. Если существование Церкви кажется необязательным для современного человека, у которого Бог в душе и который сам в состоянии общаться с Богом, без всяких церквей и попов, то до нас вообще оказалась бессмысленной миссия Христа – создание особого союза Бога и человека – Церкви.

Создание Церкви – вот то, ради чего родился Иисус, ради чего Его привели в храм на Сретенье, ради чего Он крестился в Иордане, преобразился на Фаворе, распялся, сошел в ад и разрушил его цепи, воскрес и вознесся. Финал церковного года – Троица.

А евангельское чтение о расслабленном читается не для того, чтобы мы повторили работу поста и снова принялись за удручение тела, а для того, чтобы мы не забыли о цели христианской жизни – воссоединении с Богом посредством уникального организма этого нового союза – Церкви.

Мы одолели важную высоту на пути к вершине христианской жизни – жизни в Святом Духе. Мы испытали свою душу горнилом страстей поста. Теперь до Пятидесятницы она будет испытана свободой. Потому что свобода – атрибут Бога. Без испытания свободой мы не можем уподобиться Богу и не можем быть полноправными гражданами неба, которые отличаются от нас умением использовать свободу на благо.

Будем внимательны в этом испытании. Свобода в Боге – это свобода от греха. Это свобода любви. Это наш осознанный выбор жизни в Боге. Великим постом добрый христианин очистился от большинства своих грехов. Радость Пасхи прижгла оставшиеся язвы души, исцеляя их новым лекарством благодати. И вот теперь у нас есть пятьдесят дней на то, чтобы проверить свою храмину тела, привести ее в порядок, очистить и сделать достойным жилищем Бога.

Расслабленность, о которой нам напоминает Евангелие – это расслабленность нашей души, неправо подменившей пасхальную радость радостью поедания куличей, творогов, мяс и принятия вина. Христос после Своего Воскресения точно не ел яйца и куличи. Христу Пасха была не песнями и куличами. Где Он один бродил после Воскресения, знает один Отец. Что там у него были за дела в это Воскресение, неведомо. Но точно это было не разговление с яичками и вином. Точно не поход к родне и по гостям. Точно не колокольный звон и не епархиальные хороводы.

Но точно известно, что Он готовил конструкцию Церкви и творил каждому из нас свою особенную личную обитель. Как это было, скорее всего, мы никогда не узнаем. Богу не нужно, чтобы мы знали эти вопросы Божественного строительства. Ему важно только одно – чтобы мы знали Его цель пришествия в мир, которая состоит в соединении с Господом посредством Святого Духа. Его цель – создание Себе нового народа Бога.

Так говорит Господь: Возьму вас из народов, и соберу вас из всех земель, и введу вас в землю вашу. И покроплю на вас водою чистою, и вы очиститесь от всех нечистот ваших, и от всех идолов ваших, и очищу вас. И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и удалю сердце каменное из плоти вашей, и дам вам сердце плотяное. И Дух Мой вложу в вас, и сделаю, чтобы вы по заповедям Моим поступали и суды Мои соблюдали и исполняли. И поселитесь на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Мне народом, и Я буду вам Богом.

И еще из сегодняшнего Евангелия о Фоме:

Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас.
Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго.

Воскресший Иисус явился не столько для убеждения апостола Фомы, но главным образом ради этого вот важнейшего дуновения, предвосхитившего Пятидесятницу. В этот день апостолы впервые столкнулись с этой новой реальностью жизни в Боге через принятие Святого Духа и… оказались не готовы. Через сорок три дня Господь повторит попытку дарования Духа Утешителя ученикам, и она будет успешна.

Прости нам, Господи, и нашу прежнюю слабость. У апостолов ведь тоже не сразу получилось. Потерпи на нас. Умножь наши и силы, а мы умножим свои христианские труды ради усвоения Твоего дуновения.

Люди Рождества? Люди Пасхи? Нет, все христиане – это люди Троицы или Пятидесятницы.

С Пасхой не кончается христианский год. Рождество – только начало пути Христа. Финал жизни Христа – Пятидесятница. И наш финал жизни – смерть по плоти и рождение в Духе, которое длится всю нашу жизнь от крещения до личного Преображения, Пасхи, Вознесения и личной Пятидесятницы.

Помоги нам, Господи, сохранить в себе плоды Великого поста, добытые трудом. Помоги нам увеличить дары, ниспосланные Тобой на Пасху, и достойно пройти вторую часть нашего приготовления к гражданству Царствия Божия.

Источник