«Невольно рождается вопрос: неужели женщина – сосуд немощный и в этом отношении? Неужели женщины по природе – глупы? И что же такое прославила Церковь в лице Матроны?» Как связаны Матрона Московская, Женский день и борьба за права – размышляет инокиня Евгения (Сеньчукова).

В ночь на 8 марта 1998 года останки Матроны Дмитриевны Никоновой были перенесены с Даниловского кладбища в Данилов монастырь, а позже – в Покровский женский монастырь. А еще через год состоялось общецерковное прославление святой праведной старицы Матроны Московской – блаженной Матронушки, одной из самых почитаемых в народе святых XX века.

«Думающая» часть церковного народа, правда, на это почитание смотрит с недоумением, а то и с осуждением. Понять можно: деревенская «бабка», чем-то похожая на болгарскую Вангу, только что от Церкви не отбивалась, какие-то полуоккультные, полуязыческие советы, заговоренная вода, постоянное сражение с темным миром духов – что-то иррациональное, а оттого неприятное и, конечно, совершенно нецерковное по своей сути во всем этом есть.
И, кажется, вместе с Матронушкой канонизировано все то, чему сознательные верующие пытаются сопротивляться (а священники – прямо обличают с амвона). Кто из нас, живущих в России, не знает вполне благочестивых церковных женщин, бегающих заговаривать болезни к бабкам? По селам до сих пор даже самые истовые прихожанки опасаются порчи и сглаза, а в городах – верят в астрологию.
Это все очень женские грехи. Невольно рождается вопрос: неужели женщина – сосуд немощный и в этом отношении? Неужели женщины по природе – глупы? И что же такое прославила Церковь в лице Матроны? Неужели основным мотивом канонизации был банальный популизм?

Учила молиться и слушать священников

Вопросы эти получат очень неожиданные ответы, если посмотреть на блаженную старицу с совершенно другой стороны.
Незрячая парализованная женщина скитается по домам знакомых, в том числе и случайных. За ней по пятам ходит советская милиция, чтобы «прикрыть». Реальная причина ненависти – учит «церковному». Потому и не нашлось ей места у родных братьев – коммунистов.
«Церковная». Тем и удивительна эта темная, необразованная, не прочитавшая, вероятно, ни одной умной книжки деревенская женщина, что за заговоренной водой, за непонятными предсказаниями, за «лечением» порчи, за полусимволическими советами прикрывать форточку во время демонстрации и не оставлять на ночь продукты на столе, чтоб бесы атмосферу не попортили, и прочими «народными верованиями» – стояла твердая церковная вера. Матронушка учила молитве, учила исповедоваться и причащаться, учила слушать священников.
Повод к гонениям – бродяжничество, уголовное преступление в Советской России. Странничество, если перевести на более высокий язык. Хорошее слово. Есть в нем знакомая русскому интеллигенту отсылка к повести братьев Стругацких «Попытка к бегству».
«Хотеть странного» – страшное преступление на далекой планете Сауле. Желать изменить естественный ход жизни этого мира, даже в самых нелепых его проявлениях, фактически – прорваться к Небу – вот оно, преступление. В тоталитарном обществе большего греха не придумать.
«Во всех иерархических социальных системах подчинение и послушание является, возможно, самой укоренившейся чертой характера. Послушание здесь автоматически отождествляется с добродетелью, а непослушание – с грехом», – пишет замечательный психоаналитик Эрих Фромм в одной из самых, возможно, своих пронзительных книг «Анатомия человеческой деструктивности». Кто бы мог подумать, что послушание, основанное на свободе, порожденное церковной мыслью и практикой, может переродиться в чудовищное угнетение всякой свободной мысли?
О нет, не будем идеализировать – это искажение может встретиться и в церковной среде. Но в советской системе ценностей оно было поставлено на поток. Подчиняйся, подчиняйся, еще раз подчиняйся. Не смей поднимать глаза к небу. Мир ограничен материей, все, что отвлекает от нее – вредно и подлежит искоренению и гонению.

Испорченный механизм тела Матроны Никоновой – хорошее отражение «испорченного» механизма ее мозга, продуцирующего вредные идеи о церковниках и их опасных ритуалах.

Обезвредить. Изгнать. Заключить

У нас в Якутии, в городе Алдане, стоит храм Новомучеников и Исповедников Церкви Русской. В иконостас одного из боковых приделов включена икона святой праведной Матроны Московской. Признаюсь, когда я впервые увидела этот образ среди многих других подвижников – Царская семья, святой Патриарх Тихон, священномученик Вениамин Петроградский и другие – у меня на глаза навернулись слезы.
Матрона-исповедница, понятно же, почему так мало об этом говорят? Всю жизнь претерпевала гонения, изгонялась с места на место – и оставалась верной Христу.
Скиталицей была блаженная Матрона, странницей и пришелицей на земле, взыскующей града небесного. Как глупа легенда о пришедшем к ней на встречу Сталине! Государственник Сталин – и эта не имеющая своего угла бабушка. В одном из житий упоминается страшный эпизод. Положили «добрые люди», приютившие Матронушку, ее к ледяной стене, к которой за ночь у нее, обездвиженной, примерзали волосы. Где тут место победоносному генералиссимусу, скажите?

Страшный парадокс биографии блаженной Матроны: в государстве и обществе, декларировавшем равноправие угнетенных – гонение на человека, нуждающегося в этом равноправии, как в воздухе. Женщина-инвалид из крестьянского (то есть непривилегированного) сословия.

Молитва о всех странных, угнетаемых, пораженных в правах

Мы привыкли считать 8 марта просто «Женским днем», тогда как изначально это был день против дискриминации женщин. Дискриминация эта во все времена выражалась по-разному. Отголосок ее дошел до наших «равноправных» дней в уже упомянутых выше «женских» грехах.
В прошлом было сильно ограничено право женщины на образование – фактически она могла получить обширные знания либо в качестве представительницы высшего сословия, либо будучи ученой монахиней, да и то лишь в Европе (преподобная Кассия и Тереза Авильская – где в России церковные поэтессы и писательницы?).
В наше время женщина, казалось бы, имеет полное право учиться. Однако по сей день остается стереотип: женское дело – ведение хозяйства, воспитание детей, может даже – работа, но без личного развития, без интереса к сути.
«Простая женская вера, – говорят нам. – Мужчины – разум, женщины – чувства. Оставьте богословие богословам. Белые платочки Россию спасли-отмолили, а они высокой философии не читали».Оттуда и увлечение маргинальными видами духовности – астрологией, заговорами, мифами и легендами. Пытается человеческая душа сквозь заедающий быт, сквозь ограниченный досуг (днем в офисе, вечером – мужа кормить, с ребенком уроки делать) – пробиться к неотмирному и необъяснимому, в конечному итоге – к Божественному.
Но не будем упрощать. Дискриминация женщин – это всего лишь частное проявление дискриминации слабых. Того, кто не может подняться в приемную комиссию университета, потому что там нет лифта. Того, кто не может прочитать Григория Паламу и Стивена Хокинга, потому что их не напечатали Брайлем. Да даже к тому, кто не может узнать о существовании Григория Паламы и Стивена Хокинга, потому что учится в единственной школе в далекой полузаброшенной деревне, в библиотеке которой ничего сверх школьной программы не найдешь.
Пожалуйста, хотя бы в этот день обратитесь с молитвой о них к заступнице всех сирых и убогих, угнетаемых, ограниченных, пораженных в правах, странненьких, оторванных от жизни – блаженной Матроне Московской, бедной скиталице великой России.

Источник