Празднование Торжества Православия было установлено по поводу окончательной победы Святой Церкви над иконоборческой ересью в 843 году, когда на Константинопольском соборе был принят догмат о почитании икон.

Особую заслугу в этом стоит отдать византийской императрице Феодоре (815— 867 гг.) - жене императора-иконоборца Феофила, регентше (842 — 856 годы) при своём сыне императоре Михаиле III.


История установления праздника Торжества Православия

VII Вселенский Собор (787г.) закрепил почитание икон. Но иконоборческая ересь, появившаяся вскоре в Греции, распространилась по многим странам. Иконоборчество родилось не где-то за пределами христианства, среди язычников, стремящихся к разрушению Церкви, а внутри самой Церкви, в среде православного монашества — духовной и интеллектуальной элиты своего времени.

Иконоборческая эпоха делится на два периода: с 726 по 787 г. (от указа Льва Исавра до VII Вселенского собора, созванного при императрице Ирине) и с 813 по 843 г. (с воцарения императора Льва V Армянина до созыва Константинопольского собора, установившего праздник Торжества Православия).

Миниатюра из Хлудовской псалтири: аллегорическое изображение иконоборчества. «И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом». Художник комментирует действия иконоборцев, сопоставляя их с евангельскими событиями. Распятие на горе Голгофе; иконоборцы, замазывающие известью икону Христа. Воин справа подносит Христу губку, напитанную уксусом, другой воин пронзает Христа копьём. У подножия горы иконоборцы Иоанн Грамматик и епископ Антоний Силлейский

Первым актом иконоборчества было уничтожение по приказу императора иконы Спаса, висевшей в Константинополе над воротами в императорский дворец. Видя эту кощунственную акцию, возмущенный народ растерзал чиновника, исполнявшего приказ. На это император ответил репрессиями. Борьба из сферы теоретической перешла в открытую войну.

Более 100 лет продолжавшаяся борьба породила новых мучеников, кровь которых теперь была на руках и совести христиан. Это была уже не просто борьба за христианскую веру, как в первые 300 лет до Константина, а борьба за непорочное христианство. В первые три века христиан гнали за то, что они не хотели поклоняться идолам, и решили иконоборцы, что иконы - те же самые идолы. И пошли императоры с патриархами опять гнать верующих. Полились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа Нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Этих православных заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Честные иконы и мощи святых сжигались.

В 825 году на Византийский престол вступил император Феофил. Он был вторым византийским императором и крестным сыном Льва V Армянина. Феофил получил отличное образование под руководством учёного Иоанна Грамматика, известного иконоборца, возведенного при Феофиле на патриарший престол. Супруга Феофила была армянского происхождения. Родители были сторонниками иконопочитания и воспитали свою дочь очень набожной. Император выбрал её женой на смотре самых красивых девушек империи. Вместе с Феодорой в императорской семье появилось тайное иконопочитание. Её супруг продолжал политику своего отца императора Михаила II в области иконоборства. Феодора хоть и пыталась оказывать поддержку своим друзьям, но сама была вынуждена скрывать от мужа и придворных иконы. Она прятала их под одеждой, а также во множестве ларцов в своей половине дворца. Продолжатель Феофана описывает случай, когда Феодору за молитвой перед иконами застал императорский шут Дендрис и без злого умысла проговорился об этом императору: «Царь все понял, воспылал гневом и, как встал из-за стола, сразу отправился к жене, осыпал ее всякой бранью и бесстыдным языком своим обозвал идолопоклонницей и передал слова помешанного. На что она, уняв гнев, сразу ответила: "Не так, совсем не так, царь, понял ты это. Мы со служанками смотрелись в зеркало, а Дендрис увидел отраженные там фигуры, пошел и без всякого смысла донес о том господину и царю". Так удалось ей тогда погасить царский гнев».

Историки отмечают, что практически всё окружение императора было на стороне иконопочитания, знал об этом и император.

После смерти Феофила в 842 году (в возрасте 29 лет) Феодора стала регентом на время несовершеннолетия юного монарха Михаила (ему тогда было 3 года). Империей в этот период вместе с Феодорой управлял Совет, члены которого были, как и императрица, сторонниками иконопочитания.

Восстановление иконопочитания было произведено Феодорой сразу после смерти императора Феофила. На 40-й день его кончины в Константинополе для этой цели был созван церковный собор. Для восстановления иконопочитания необходимо было сменить патриарха-иконоборца Иоанна Грамматика. Иоанн был свергнут церковным собором с кафедры «за попытку самоубийства» и изгнан из церкви.

Новым константинопольским патриархом был избран Мефодий, пострадавший от иконоборцев. На соборе была провозглашена необходимость восстановления почитания икон. Собор подтверждал законность постановлений семи вселенских соборов и анафематствовал иконоборчество. Также собор вернул из ссылок всех ранее осуждённых за почитание икон, епископы-иконоборцы были изгнаны с кафедр, на которые возвратились архиереи, пострадавшие при Феофиле.

«Чин Торжества Православия»

Торжество Православия – это торжество победы Церкви над ересями, искажавшими учение христианской веры. По окончании Литургии в этот день положено совершать особый чин Торжества Православия. В тексте службы провозглашается торжество Церкви над всеми существовавшими ересями, возглашаются главные догматы, ею исповедуемые, утверждаются постановления семи Вселенских соборов. Церковь молится об обращении заблуждающихся и о сохранении чад своих в истинной вере Христовой. Особое место в службе занимает чин анафематствования лиц, совершивших, по мнению Церкви, тяжкие прегрешения перед Православной Церковью или зараженных еретическими заблуждениями.

Церковнослужители объясняют, что анафема — это факт того, что сам человек выбрал путь, отличный от пути с Церковью, она ни в коем случае не переводит человека в разряд плохого и хорошего. Но для истинных верующих анафема считается страшнейшим наказанием.
При предании анафеме, отлученный ограждается от Святых Таинств и исключается из числа верующих.

В России в разное время были преданы анафеме Е. Пугачёв, И. Мазепа, протопоп Аввакум. В новейшей истории Русской Православной Церкви были анафематствованы: Лев Толстой как проповедующий «ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской» (Святейшим Синодом в феврале 1901); «творящие беззакония и гонители веры и Церкви Православной» (1918); несколько священников «публично похуливших Имя Божие» (1959, 1960); те, кто пролил невинную кровь ближних своих в 1993 году; те, кто разделяет учения сект, «новых религиозных движений», язычества, астрологии и т. п. (1994); монах Филарет (Денисенко), который дерзнул наименовать себя «патриархом Киевским и всея Руси-Украины» (1994); Глеб Павлович Якунин, после неоднократных увещеваний и предупреждений о бесчинном ношении иерейского креста после лишения сана (Архиерейским Собором 1997). Многие имена из списка позже были исключены. Но вот, например, Л.Н.Толстой до сих пор остается в этом списке потому, что даже перед смертью не отрекся от своих, опасных для Церкви, убеждений.

Предание анафеме не является проклятием, не является актом бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и ко спасению. При покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Может быть она снята и после смерти. Важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы старообрядцам в 1971г.

12 анафематствований «Чина Торжества Православия», как они провозглашались до 1917 года:

1. Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: анафема.
2. Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: анафема.
3.Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святого Духа не единого быти Бога: анафема.
4. Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мир Сына Божия во плоти, и Его вольное страдание, смерть и воскресение: анафема.
5. Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема.
6. Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: анафема.
7. Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема.
8. Отмещущим бессмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение: анафема.
9. Отмещущим все таинства святая, Церковью Христовою содержимая: анафема.
10. Отвергающим соборы святых Отец и их предания, Божественному Откровению согласная, и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: анафема.
11. Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема.
12. Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: анафема.

Основной смысл празднования Торжества Православия

Икона Торжество Православия. (фрагмент — Императрица Феодора и император Михаил III). Византия, первая половина XV века

Церковь не случайно велела нам праздновать Торжество Православия в 1-е воскресенье Великого Поста, а значит вспоминать об одном большом церковном историческом событии – победе иконопочитания. Мы вспоминаем его потому, что оно имеет глубочайший догматический смысл. Господь Иисус Христос - Бог Слово принял естество человеческое, и поэтому когда Церковь зовёт поклониться образу Иисуса Христа на иконе, на образе, мы поклоняемся Божественной Его природе и Образу Божию в нас тоже. Образу Божию в человечестве, Образу Божию и человеческому естеству в Иисусе Христе, человеческому естеству, которое так близко к Богу в каждом из нас.

Слово икона – греческое и по-русски означает «образ», «изображение». Священное предание гласит, что сам Иисус Христос первым дал людям Свой видимый образ.

Правивший во время земной жизни Господа Иисуса Христа в сирийском городе Эдесса царь Авгарь был тяжко болен проказой. Услышав, что в Палестине находится великий "пророк и чудотворец" Иисус, который учит о Царствии Божьем и исцеляет любые болезни, Авгарь уверовал в Него и послал своего придворного живописца Ананию, чтобы тот передал Иисусу письмо Авгаря с просьбой о исцелении и нарисовал портрет Иисуса. Художник отыскал Иисуса, Но сделать «портрет» не смог «по причине сияющего блеска лица Его». На помощь ему пришел сам Господь. Он взял у художника кусок ткани и приложил его к Своему Божественному лицу, отчего на ткани, силою благодати, запечатлелся Его божественный образ. Получив этот Святой Образ - первую, Самим Господом сотворённую икону, Авгарь с верою приложился к нему и за веру свою получил исцеление.

Икона — прежде всего священный предмет. Изображенный на ней лик получает, по правилу Церкви, имя через надписание. Этим икона усвояется тому, кто на ней изображен, восходит к своему первообразу и становится причастной его благодати, так что при недостойном, небрежном обращении с иконой оскорбляется не живопись, а тот, чье имя она получила, ее первообраз.

Икона есть образно выраженная молитва, и понимается она, главным образом, через молитву. Она рассчитана только на молитвенно предстоящего перед ней верующего. Ее назначение — содействовать молитве. В молитвенном созерцании иконы мы имеем общение с Первообразом, не смешивая цель и средство; видимое постигаем через невидимое, земное через небесное. «Никто не будь столь безумен, чтобы истину и тень ее, архетип и изображение его, причину и следствие мыслить по существу тождественными» (св. Федор Студит). Как мы чтим Библию, не поклоняясь «естеству кож и чернил», но Слову Божьему, заключенному в ней, так мы почитаем в иконе не краски и доски, а Того, чей образ написан этими красками на этой доске. Честь, воздаваемая иконе, относится к Первообразу.

Источник