Небесный лик Небесных Ангел, приник на землю, пришедше зрит яко Младенца, носима к храму. Перворожденна всея твари от Матере Неискусомужныя, предпразднственную убо с нами поют песнь, радующеся.

                                    Тропарь к празднеcтву Сретения Господнего          


В нашем мире все течет, все изменяется. Время идет. Берега рек подтачиваются водным течением, горные склоны “выветриваются” под действием воздушных потоков, строения стареют, ветшают, истины упрощаются, изменяются. Приходит время, и вместо старых, казалось незыблемых взглядов, утверждаются новые, более динамические и прогрессивные, полнее отвечающие требованиям жизни.

Самым драматическим моментом этого процесса выступает момент, когда встречаются старое и новое, когда они “смотрят” друг другу в глаза, и изжитое уступает новорожденному то ли самостоятельно ( с облегчением), то ли нехотя, пытаясь сопротивляться, удерживать из последних сил свои позиции. Но вне зависимости от проистечения событий, желаний из участников, согласно непреложным законам бытия, неминуемо старое здание рушится и на его месте возникает новое.

Именно драматический момент встречи старого с новым и символизирует икона “Сретение Господне”.

Неимоверно длинную и тяжелую жизнь прожил старец Симеон – целых 365 лет!

Темными, одинокими ночами он неодинажды молил Бога о том, что бы Всевышний даровал ему смертное упокоение и избавил от страданий бесконечной жизни. Но божественное предназначение не давало возможности прервать цепь “наказания жизнью”.

Дело в том, что Симеон был, когда то, одним из семидесяти легендарных переводчиков Старого Завета на греческий язык. Исполняя эту праведную миссию, мудрец усомнился в пророчестве пророка Исаии, о том, что будущий Спаситель человечества будет рожден непорочной девой: “Се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут ему имя Эммануил” (Ис.7:14). Переводчик глубоко задумался над словом “Дева”, он усиленно думал: как правильно передать его в переводе, и уже вознамерился написать “Жона”, но в этот миг Ангел небесный удержал руку Симеона и изрек: “Не видеть тебе смерти пока не узришь Христа Господнего!”

Так и жил после этого Симеон при Иерусалимском храме с проклятием почти четырехсотлетнего ожидания чудесного явления Богочеловека.

Но, наконец, пришел благословенный час избавления Симеона от мук. На сороковый день после рождения Иисуса принесли свое дитя Мария и Иосиф в храм, что бы совершить древний обряд символического жертвования новорожденного Богу. И на миг встретились глаза ребенка и седого старца, сверкнула искра божественного откровения: “Ныне отпускаешь раба твоего, Владыко!” – с облегчением промолвил Симеон. Он дождался своего часа, и может спокойно умереть. Но Симеон не только признал мессию в маленьком Иисусе, он предрек страшный и величественный подвиг Сына Божьего, сказав Марии: “И Тебе, Самой меч пронзит душу, что бы открыть помыслы многих сердец!”

На многих иконах, посвященных Сретению, изображен момент обретения истины, момент смены древней веры иудеев новой религией, принесенной в этот мир Иисусом. Не простую механическую замену одного другим, а органически связанное перерождение. Сретение показывает встречу Старого и Нового Заветов. Сретение символизирует встречу старого и нового мировоззрений, победу и утверждение последнего. Не даром, в народе, праздник Сретения связывают с приходом и победой весны: “На Сретение Зима с Весной встречаются.

Сретенье, встреча Симеона с младенцем Иисусом, символизируют встречу человечества со своим Спасителем. Прошли времена, когда Бог был отдален от людей, закончилась вражда между человеком и Богом. После Рождества Христова и Сретения люди увидели бога среди себя, сам Бог снизошел к человеку “во-плоти”, как Спаситель, примиряя человечество со своим воплощением. Бог на собственном примере, через муки и гибель Иисуса, показал путь жертвенности и получения Божественного благословения на Вечную жизнь. В день Сретенья начался жертвенный путь Христа.

Сретенье – древнеславянское слово, которое означает – по-русски “встречу”, а по-сербски – “радость”.

Праздник Сретения – это праздник радости человека от встречи с Богом живым, радости такой глубокой и сердечной, как радость старца Симеона, который,

держал на руках младенца Иисуса, видел воплощение древних пророчеств. И одновременно, Сретение – это предчувствие безграничного ужаса от видения мук Христа во благо спасения человечества. В этом празднике сливаются воедино и радость встречи, и скорбь о предстоящей смерти Иисуса.

Сретение – это путеводная звезда святости. Те, кто признал Бога и кого Бог признал святыми («Эти сжатые колосья Господь сложил в житницы Своего Царства»), совершают свой подвиг во имя всего человечества. И Сретение говорит нам: “Прежде чем умереть, нужно познать Христа, ибо Там (за гранью жизни) мы можем Его не увидеть”. Чтобы заслужить Спасение, нужно понять, принять и следовать Иисусовым заповедям в своей жизни, то есть признать Христа, ведь после смерти, на том свете, уже поздно будет раскаиваться. Об этом в аллегорической форме говорит нам этот праздник (и все действующие лица событий тех далеких дней). Ведь много народу было в Иерусалимском храме, когда Мария принесла туда Свое Дитя, но только единицы (старец Симеон, пророчица Анна, священник Захария) признали в нем Бога.

Сретенье – это призыв к высшим ценностям. Один православный епископ много лет назад сказал, что жить нужно так, чтоб наши последние слова “и ныне отпускаешь-ся” на едином последнем вздохе соединились с возгласом в час смерти Христа не кресте: “Свершилось!”