Рэй Бредбери, Клиффорд Саймак, Роберт Хайнлайн. Вам знакомы эти имена? Когда-то они были знакомы миллионам мальчишек и подростков. Во время оно, когда по телевизору показывали только три канала и в будние дни до обеда там велись какие-то загадочные технические работы. В то время обладатель видеомагнитофона выглядел безумным богачом, а у слова «заграница» был некий терпкий привкус таинственной восточной приправы.

В то далекое время я учился в начальной и средней школе и вместо сказок и детских рассказов читал подряд все, что попадалось в родительской библиотеке: Герберта Уэллса, Александра Беляева, Мориса Дрюона, Кира Булычева, Майна Рида, Конана Дойла, Александра Дюма, Агату Кристи и так далее.

До классики мне еще было как до луны, поэтому я с удовольствием поглощал иностранные «сказки» для взрослых. В конце концов отцовская библиотека истощилась, и я стал регулярно путешествовать в городскую библиотеку. К сожалению, не все хорошие книги выдавали «на руки» – в начале 1990-х вообще была напряженка со всем, не только с книгами. Поэтому я проводил целые дни в читальном зале.

Помню, никак не мог достать «Вино из одуванчиков» Рэя Бредбери. Потом оказалось, что книга есть в читальном зале. Дело было летом, в школу ходить не надо – и я каждый день, как на работу, приходил в читальный зал. Добираться до библиотеки мне было далековато, так как я жил на окраине города. Час туда, час обратно, часа четыре там, пока не проголодаешься. Роман не маленький, ушло на него около недели. И вот сейчас я вспоминаю эту неделю – и не помню, ни как добирался туда, ни как обратно, – помню только светлое чувство от чтения замечательного романа и ласковое солнце в окне библиотеки.

Первый опыт сразу дал понять теорию книжного церковного труда: сделай над собой усилие – и получишь благодать

С классикой я познакомился в полноте уже в юности. Сначала – Шекспир и Петрарка, потом Пушкин, Гоголь, Достоевский. И уже после в мою жизнь вошла Библия со своими Моисеем, Исаией, Песнью Песней и так далее. Тогда еще житейское море бросало меня туда и сюда без надежного руководства священника. Поэтому я просто начал вгрызаться в корпус книг Священного Писания, начиная с Бытия. Сначала было интересно, легко и приятно, но потом я дошел до книг Чисел, Царств, до пророков, в которых мало что мог понять, еще не зная содержания Евангелия. Тогда я себе дал установку: легко читается – буду читать, сколько влезет; тяжело – хотя бы 10 страниц. Так, рывками, за несколько месяцев я осилил все. Конечно, потом я еще не раз возвращался к этим текстам, но первый опыт общения сразу дал понять теорию книжного церковного труда: сделай над собой усилие – и получишь благодать. Впоследствии оказалось, что это вообще универсальная христианская концепция.

Помню один забавный случай в книжном магазине. Туда, в комиссионный отдел, я стал после воцерковления относить все книги, которые уже не вязались с моим новым мировоззрением. Как-то вошел парень с огромным баулом книг. Начал вытаскивать их, чтобы сдать в комиссионку. Это была куча сочинений Стивена Кинга, горы всевозможных боевиков, детективов и фантастики. Последней он достал Библию, но ее не стал сдавать, а оставил и с ней в руках уже ушел. Видимо, взял с собой, чтобы почитать в дороге. Это был первый раз, когда я наглядно увидел исполнение евангельских строк: «Подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее» (Мф. 13: 45–46). Я поступал точно так же, только раньше не замечал этого.

Святых отцов я узнал и полюбил несколько позже: преподобного Иоанна Дамаскина, авву Дорофея, святителя Игнатия (Брянчанинова), старца Паисия и других. А еще, конечно же, «Лавсаик», Патерик, жития святых…

Так я на самом себе испытал слова апостола: «Прежде душевное, а потом духовное» (1 Кор. 15: 46). Душевность, или, можно сказать, в какой-то мере интеллигентность, должна стать необходимым мостиком от человека плотского к человеку духовному. Она может сослужить хорошую службу, если ведет человека к непрерывному поиску, прежде всего в самом себе. И она же становится камнем преткновения, если утверждает в человеке самомнение. Тогда сбываются уже другие слова апостола: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2: 14).

Я не могу сегодня сказать, что все эти бредбери и уэллсы давали моему уму исключительно чистое словесное молоко. Нет, конечно же. Я, как губка, впитывал в себя не только полезное, но и вредное, потому что читал все подряд бесконтрольно. То, что с годами мое чтение становилось более избирательным и духовным, – это действие исключительно Божественного Промысла. И это делает особо значимой роль родителей в эстетическом воспитании ребенка. Папа с мамой должны стать проводниками и руководителями для детей в чтении, выборе кинофильмов, телепередач, музыки, чтобы предостерегать их от дурных вкусов и развивать в чадах чувство прекрасного. Если есть это чувство, то от него очень просто возвести мысленные очи к «Краснейшему, паче сынов человеческих».

Без чтения оставаться в храме сознательно вряд ли возможно

Прийти в церковь можно и без чтения – от каких-нибудь скорбей или особых житейских обстоятельств. Можно родиться в православной семье и в силу этого с рождения участвовать в таинствах. Но оставаться в храме сознательно, возрастать духовно без чтения – вряд ли возможно. Вы мне можете возразить, что, мол, были и неграмотные святые, книг не читавшие. Да, конечно, были, а в древности их было множество. Но следует учесть, что в древности и даже еще лет 100–200 назад богослужение проводилось не совсем так, как сейчас. Сегодня в богослужении и в приходском храме, и в монастыре опускается очень существенный момент – чтение поучений. Сколько было положено таких чтений, мы можем узнать из 10-й главы Типикона «О чтениях по кафизмах на весь год». Приведем эту любопытную главу почти дословно, в скобках курсивом – мои пояснения.

«Следует знать, что во Святую и Великую Неделю Пасхи начинается Евангелие от Иоанна и читается до Пятидесятницы (имеется в виду чтение Евангелия на Литургии). Толкования св. Иоанна Златоуста на это Евангелие читаются на утренях в те же дни. От Недели Пятидесятницы до сентября читается Евангелие от Матфея и толкование того же Златоуста на утренях. С Новолетия до Недели сырной читается Святое Евангелие от Луки. На утренях читаются толкования Феофилакта, “Метафраст” Логофетов (сборник житий святых прп. Симеона Логофета) и толкования Златоуста на послания святого апостола Павла. Также и “Маргарит” Златоуста. С первой недели Великого поста по субботам и воскресеньям читается Святое Евангелие от Марка. На утренях читается “Шестоднев” Златоуста. В прочие дни поста на каждой утрене прочитывают четыре чтения: два из святого Ефрема и два из “Лавсаика”. “Лествицу” же читаем на Часах. На трапезе в течение всего года читаются жития святых и патерики».

Если обратиться к Уставу совершения всенощного бдения, то видим, что чтения полагались:

1. В конце вечерни после 33-го псалма. Читали разделенный на весь год Новый Завет, начиная с Деяний.

2. После первой кафизмы на утрени – чтение Толкового Евангелия.

3. После второй кафизмы на утрени.

4. После третьей песни канона на утрени.

5. После шестой песни канона – чтение из Пролога.

6. После отпуста утрени – Огласительные беседы преподобного Феодора Студита.

Прежде в течение года в храме прочитывалось более 10 святоотеческих книг

Таким образом, в течение года в церкви прочитывались более 10 святоотеческих книг, не считая Священного Писания. Я привел все это в таких подробностях, чтобы вы смогли оценить заботу Церкви о каждом человеке. Даже какой-нибудь неграмотный крестьянин или очень занятый царедворец, который не имел времени прибегать к чтению духовной литературы, могли восполнить свои пробелы в догматике и аскетике, просто посещая воскресное всенощное бдение и внимательно слушая поучения.

Особенно это касалось монахов. Например, преподобный Силуан Афонский, который в силу своего происхождения был человеком малограмотным, стал широко эрудированным монахом благодаря тому, что внимательно слушал поучения, читаемые во время богослужений. И о многих святых мы можем сказать то же самое.

К сожалению, в наше время традиция чтения поучений на утрени упразднилась

К сожалению, в наше время традиция чтения поучений на утрени упразднилась полностью. Единственный момент в богослужении, когда мы еще можем услышать что-то похожее на древнюю традицию, – это чтение во время запричастной паузы, когда священство в алтаре причащается. Да еще в монастырях осталась традиция чтения житий святых за трапезой. В результате прихожане могут слышать в храме толкование на то или иное место Священного Писания только из уст священника во время проповеди. Но священник не имеет возможности во время одной проповеди охватить все аспекты церковной жизни: и моменты аскетики, духовного совершенствования, и изъяснить Евангелие, и коснуться жития святого или истории праздника этого дня.

Что мы имеем из этого? В наш суперинформационный век средний прихожанин храма или монашествующий будет знать меньше о духовной жизни, чем такой же прихожанин или монах 500 лет назад. Ведь правда, кто из нас может похвастаться тем, что за год прочитывает больше 10 книг духовного содержания? То-то и оно.

Недавно в разговоре один студент духовной академии сказал мне, что не читает житий святых, особенно в изложении святителя Димитрия Ростовского. Он имел в виду, что святитель Димитрий, работая над своими сочинениями, особенно раннего периода, часто пользовался непроверенными трудами латинского происхождения. Поэтому в них можно найти много неточностей или искажений. Это действительно так. Но если идти таким путем критического отрицания, можно дойти до совершеннейшего кощунства и отвержения Священного Предания, потому что часто неизвестно, где в житии кончается подлинное повествование о подвигах и чудесах святого и где имеет место позднейшая вымышленная вставка. И если не все доходят до такого отрицания, то только потому, что не доводят свою мысль до логического конца.

Я на этот счет предлагаю руководствоваться проверенным средством святых отцов: если не знаешь истину относительно какого-либо явления, или знамения, или чего-то еще, чему приписывают Божественное происхождение, то не принимай его, если не хочешь, однако же и не отвергай. Так ты убережешься и от богохульства, если это действительно от Бога, и от искушения, если это не от Бога.

Если соблазняет какой-то момент в житиях, не принимай его, если не хочешь, однако же и не отвергай

Читать нужно все, что рекомендует Церковь. Не нужно читать лишь книг заведомо еретических или отвергаемых Церковью. Единственное условие – желательно читать литературу по согласованию с духовником, чтобы случайно в первом классе не начать решать дифференциалы. А в остальном… Соблазняет вас какой-то момент, который невозможно проверить по другим источникам, не вмещается в вашу меру деяние святого угодника, не можешь его принять – ну хоть не отвергай, не хули Духа Святого. Кто знает, пройдет неделя или месяц, ты прочтешь это же место – и оно тебя много утешит и приведет в умиление.

Четьи Минеи свт. Димитрия за декабрь. Кон. XVII в. (РНБ. F. I. 651. Л. 19)
Четьи Минеи свт. Димитрия за декабрь. Кон. XVII в. (РНБ. F. I. 651. Л. 19)

Пока же могу засвидетельствовать, что в 12 томах сочинений святителя Димитрия Ростовского я нашел такую огромную бочку меда, что мельчайшая примесь дегтя мною была почти не замечена. Говорю: «почти». Кое-что я не смог вместить – возможно, по своей невысокой духовной мере, но я боюсь похулить Духа Святого и сказать, что это вымысел. То же касается и всех остальных святоотеческих книг, в которые я углублялся.

Итак, если хочешь двигаться, не зарастать мхом, как брошенное колесо, то ежедневно читай что-нибудь духовное. Нет сил – читай хоть по странице. Тяжело написано – приложи труд и усилие. Могу сказать из личного опыта: читаешь тяжелый богословский текст и вроде бы ничего не находишь полезного для души или ума, преодолеешь так страниц 50, а на 51-й Господь даст за терпение и труд такое утешительное слово, что желаешь еще более прочитать, чтобы найти такое же. Не будет чтения – уголек веры начнет сереть и покрываться пеплом, и не успеешь глазом моргнуть, как окажешься в духовной спячке. И снова взять себя в руки будет ой как тяжело.

Источник