О епископе Василии (Родзянко) вспоминает его помощник Дмитрий Гливинский

Ольга Рожнёва

Владыка Василий (Родзянко) в России 

 Владыка Василий (Родзянко) в России

Святые и подвижники благочестия нередко приходят к нам сами – с этим мне приходилось сталкиваться неоднократно. Так произошло мое знакомство с епископом Василием (Родзянко). Он вошел в мою жизнь не по моим заслугам – непонятно почему, но совершенно удивительным образом.

Епископ Василий (Родзянко) был необыкновенным человеком. Через его судьбу прошла история всего XX века с его трагедиями, войнами, чудесными открытиями. Внук последнего председателя Государственной Думы, воспитанник святителя Иоанна Шанхайского, митрополита Антония (Храповицкого), святителя Николая Сербского. Блестящий проповедник слова Божия, который изменил политику английской радиостанции Би-Би-Си. Тот самый человек, о котором владыка Тихон (Шевкунов) со свойственной ему глубиной духовного ведения сказал: «Он был настоящим владыкой! Он беспредельно владычествовал над человеческими душами».

Сначала, неожиданно и стремительно, в мою жизнь вошла необыкновенная женщина, верная помощница епископа Василия, дипломированный специалист по русской истории и искусству, почетная прихожанка вашингтонского собора святителя Николая Чудотворца, американка Мэрилин Пфайфер Суизи. Она сказала мне о владыке: «Он – как бы часть моего сознания… Чувствую его рядом, когда молюсь… Всегда слышу его ответ. Он помогает мне и утешает в неизбежных жизненных скорбях». Потом она рассказала мне о владыке Василии подробно, привела в его маленькую квартирку, где жил он последние годы своей жизни, показала его фотографии и фото близких ему людей, его книги, его домовую церковь.

Чуть позднее меня познакомили с митрополитом Ионой (Паффхаузеном), епископом Русской Православной Церкви Заграницей, который очень почитает владыку Василия и каждую неделю служит в его домовой церкви Литургию. Мэрилин Суизи говорит по этому поводу: «Когда митрополит Иона служит Литургию в домовой церкви владыки Василия – получается Литургия двух владык, потому что владыка Василий – он здесь, с нами».

И я уже не удивилась, когда следующим человеком, с которым я познакомилась во время неожиданной поездки в Вашингтон, стал келейник владыки, священник Валерий Шемчук. Отец Валерий провел рядом с владыкой Василием пять лет и сказал мне о нем: «Епископ Василий (Родзянко) был человеком святой жизни, и просто находиться рядом с ним было чем-то особенным, милостью Божией. Я благодарен Богу за то, что Он послал мне встречу с таким высокодуховным человеком и позволил мне находиться рядом с ним до его последнего дня». Отец Валерий рассказал мне также о духовной жизни владыки, о его привычках, характере и духовных дарах.

Вместе с новыми знакомыми в мою жизнь вошел и сам владыка Василий (Родзянко). Я ничего не делала со своей стороны для того, чтобы познакомиться с этими людьми – не просила о встрече, не договаривалась о беседе. Чувствовала себя недостойным орудием Промысла Божия и только повторяла слова преподобного Амвросия Оптинского: «Иди, куда поведут; смотри, что покажут, и всё говори: да будет воля Твоя». Боялась только одного – что окажусь недостаточно сообразительной даже для простейшего, чего ждал от меня Господь: просто записать и передать то, что расскажут мне о владыке Василии близкие ему люди.

Потом, по возвращении домой, я уже приняла как должное задание Издательства Сретенского монастыря потрудиться над книжечкой, посвященной владыке Василию (Родзянко) (там, кстати, были совершенно не в курсе моих знакомств и бесед с близкими владыке Василию людьми – и в этом тоже был виден Божий Промысл). В книгу вошли все вашингтонские беседы.

Книжечка, слава Богу, понравилась читателям, и мне казалось: то, для чего Господь привел в мою жизнь всех близких владыке людей, – состоялось, исполнилось, завершилось.

И вот теперь я уже точно была удивлена: в мою дверь постучался еще один близкий владыке Василию человек – его иподиакон и многолетний помощник в России, Дмитрий Гливинский. Дмитрий – составитель книги «Епископ Василий (Родзянко). Моя судьба. Воспоминания», которая вышла в Издательстве Сретенского монастыря и представляет собой расшифрованные видеозаписи воспоминаний епископа Василия о его жизни, семье, известных людях.

Я уже собиралась задать Дмитрию вопросы, попросить его вспомнить о владыке Василии, но вместо этого мой собеседник сам задал мне вопрос. Он спросил довольно строго: «Почему вы пишете о владыке? Что привлекло вас в его жизни?»

И я растерялась. Почувствовала себя на экзамене. Дмитрий смотрел пристально, испытующе – ждал. Что я могла сказать? Что не искала возможности написать о владыке – она пришла ко мне сама? Но ведь должна же я была вынести для себя какие-то уроки?! И я робко попыталась ответить:

Мама владыки 

Мама владыки

– Когда писала о владыке Василии – много размышляла. Вот мы привыкли, что обычно подвижник как-то особенно подвизается: постится, совершает какие-то молитвенные подвиги, уединяется, чтобы быть с Господом. А владыка Василий – он жил всегда среди людей, особым аскетическим подвигам не предавался, любил свою матушку, любил общаться. Но он выполнил то, чего хотел от него Господь! Господь дал ему дар слова, дар духовного рассуждения, дар проповеди – и владыка не скрыл этот дар, не закопал его в землю, он отдавал этому все свои силы, время, жизнь! И Господь приумножил его дар и даровал ему такую силу воздействия на людей, что они начинали плакать, просто слушая владыку, просто при встрече с ним! Люди говорили ему: «Мы не знаем, как это объяснить, – но от вас исходит свет. От вас исходит благодать».

Владыка Василий пережил много скорбей: войну, ужасы бомбёжки, ужасы тюрьмы, неприкаянность беженства, нужду, безвременный уход матушки – верной спутницы его жизни. И при этом он всегда сиял светом, жил радостно, с улыбкой, с любовью и передавал эту любовь людям. Вот это, наверное, и привлекло меня в жизни владыки.

Дмитрий улыбнулся. И согласился поделиться своими воспоминаниями о владыке Василии (Родзянко).

***

– Дмитрий, не могли бы вы рассказать, как познакомились с владыкой Василием?

– Это произошло в 1988 году. Я был молодым, 25-летним. В те годы многие приходили к вере, много энтузиазма было по этому поводу. Часто проходили какие-то неформальные встречи на московских квартирах, беседы о вере. Среди окружающих нас тогда молодых людей многие сейчас стали священниками. На одной из таких встреч я и увидел владыку Василия. Его опекал нынешний епископ Тихон (Шевкунов), а тогда ещё совсем молодой человек, который, однако, успел уже найти свой путь в жизни, прошел послушнический искус в знаменитом своими старцами Псково-Печерском монастыре и работал по благословению своего духовного отца, архимандрита Иоанна (Крестьянкина), в Издательском Совете РПЦ.

Я был на машине, и будущий епископ Тихон, тогда просто Гоша Шевкунов, попросил меня подвезти владыку Василия в аэропорт в Шереметьево. Мы сели втроем в машину. Я в те времена работал водителем-испытателем в экспериментальном цехе ЗиЛа и хорошо водил. Быстро их так довез. А они оба – люди горячие, не теплохладные… Им понравилось… И когда владыка приехал в следующий раз, Гошу уже рукоположили в Донском монастыре, он уже был отцом Тихоном, и он попросил меня заменить его и помочь владыке с поездками. Так я оказался рядом с владыкой Василием (Родзянко).

– И были с ним рядом много лет?

– Да. Когда владыка приезжал в Россию, я его возил, сопровождал, был его водителем, помощником, иподиаконом. Что нужно было – все делал. Обстоятельства жизни так сложились…

В большинстве случаев его приглашал кто-то из архиереев. Мы объездили с ним всю страну: были в Свердловске, Тюмени, Тобольске… Множество епархий… Часто владыка останавливался и жил в моей двухкомнатной квартире на окраине Москвы.

У меня имелось хобби – фотография, и я потом устроился работать фотографом в лаборатории в проектно-строительном институте, мы снимали здания, делали репортажи. Когда владыка приезжал, наши с ним поездки по стране не очень стыковались с моей постоянной работой – и я ушел с неё. С 1991 года по 1999 был только при владыке – до самой его смерти. Каждый год я был с ним по три-четыре месяца. И когда владыка уезжал, он тоже звонил, передавал какие-то просьбы, поручения.

– Владыка так часто приезжал в Россию…

– Да, он очень сильно любил Россию, переживал за неё. Святитель Иоанн Шанхайский когда-то сказал ему: «Ты должен молится за своего деда!» И он молился и служил России…

Владыка и его семья были изгнаны из России. Но он никогда не осуждал прошлое своей родины

Я сейчас понимаю, что ведь он был со своей семьей изгнан из России под угрозой смерти, они пережили смертельную опасность, беженство, нужду… Владыка мог озлобиться на свою Родину, но не только не озлобился – я никогда от него не слышал, чтобы он что-то осуждал или критиковал. Вот мы сейчас критикуем то Сталина, то ещё что-то из нашего прошлого – а он никогда не осуждал прошлое России…

– Каким запомнился владыка Василий вам?

– Общаясь с ним, я получил уникальный духовный опыт…

Каким он был? Владыка был бессребреником. Старался всем помочь. Всего себя отдавал на служение людям. Отзывчивый, сострадательный…

Сам был очень стеснен материально. Ему даже не дали медицинской страховки в Америке, а там платная медицина. Он получал лишь небольшую пенсию от Би-Би-Си. Владыка постоянно подрабатывал, что-то писал для радиостанции, беседовал с людьми…

Ещё он был очень жизнерадостный человек, с блестящим чувством юмора. И при этом очень собранный…

Ещё владыка был очень доверчивым человеком. Нелукавый человек не видит лукавства в других людях. Он нес в себе любовь, добро. Подобное притягивает подобное… И люди, общаясь с ним, на самом деле делались лучше! Мне даже приходилось быть свидетелем таких прямо-таки наглядных перемен!

Мы с владыкой оказываемся в трюме военного самолета – и летим в Геленджик. Так нас «похитили»!

– Расскажите, пожалуйста!

– Ну вот хоть такой пример вспоминается… Как-то владыку пригласили летчики на какой-то вечер. Мы, ничего не подозревая, сели в машину, поехали в Кубинку, приехали на аэродром. И вдруг машина заезжает куда-то, и мы с владыкой оказываемся в трюме военного самолета. И летим в Геленджик. Так нас с владыкой «похитили»!

Прилетаем. Военный санаторий. Идет какое-то праздничное мероприятие. Офицеры выпили, расслабились, атмосфера стала несколько фривольной. Прозвучала какая-то фривольная шутка о дамах. И тут владыка берет слово. Он сказал тост о служении женщины. О предназначении женщины в этом мире как соработницы, сонаследницы Царствия Небесного. Говорил он, как обычно, самыми простыми словами, но благодать Божия, исходящая от чистого сердца владыки, действовала так мощно, так неотразимо, что касалась каждого сердца каждого из сидящих в этом зале.

Офицеры встали, потому что не могли сидя слушать владыку. Все встали! Всем захотелось стать лучше, чище, достойнее!

Это был потрясающий пример воздействия благодатного слова владыки Василия (Родзянко), потому что люди на глазах преображались – они стали застегивать верхние пуговички, все встали, потому что не могли сидя слушать владыку. Всем захотелось встать! Всем захотелось стать лучше, чище, достойнее!

Офицеры выпили за здоровье дам – и больше за весь вечер не прозвучало ни одной фривольной шутки! Так воздействовало на людей слово владыки, даже одно его присутствие! Он умел обратиться к каждому с нужным именно ему словом. Умел затронуть лучшие струны в душе человека, которые есть у любого, – и души людей отзывались на наставления владыки.

– Какие еще черты характера владыки Василия вам запомнились?

– Еще владыка умел различать Промысл Божий в жизни человека… Это было одно из качеств, которое привили ему его духовники: митрополит Антоний (Храповицкий) и святитель Иоанн Шанхайский. Это удивительное ощущение Промысла Божия и умение себя этому Промыслу подчинить, довериться ему. Он был безотказный. «Преосвященнейший послушник».

– Мне очень нравится эта глава из книги «Несвятые святые». Там владыка Тихон (Шевкунов) вспоминает: «Раз за разом я видел, как владыка Василий, с какой-то особой готовностью и с предвкушением открытия чего-то очень важного для него, в буквальном смысле отдает себя в послушание каждому, кто обращается к нему… И постепенно я стал догадываться, что через это смиренное послушание владыка научился чутко слышать и постигать волю Божию. От этого вся его жизнь становилась ни больше ни меньше как таинственной, но постоянной и совершенно реальной беседой с Богом, познанием Промысла Божиего, где Бог говорит с человеком не словами, а обстоятельствами жизни и тем, что дарует Своему собеседнику величайшую награду – быть орудием Божиим в нашем мире».

– Если говорить об обстоятельствах, то в жизни владыки Василия постоянно что-то совпадало. Сам владыка на вопрос о «совпадениях» обычно отвечал словами митрополита Антония Храповицкого: «В жизни моей много совпадений, но странно: когда я перестаю молиться, совпадения прекращаются».

Иногда владыка Василий был совершенно уставший, и я даже говорил, несколько лукавя: «Владыка, всё – ваш рабочий день закончен! И даже машина сломалась!» А ему кто-то звонил, о чем-то просил, и он собирался снова ехать. И он кротко отвечал мне: «Ну ничего… Тогда я на метро».

Епископ Василий (Родзянко) и келейник владыки Дмитрий Гливинский 

Епископ Василий (Родзянко) и келейник владыки Дмитрий Гливинский

– Владыка Василий много трудился в России?

– Да, владыка был большой труженик. Приезжая в Россию, он подолгу жил в Троице-Сергиевой Лавре, читал лекции по апологетике в духовной академии, написал книгу «Теория распада Вселенной и вера отцов». У него был большой опыт и духовное дарование в передаче людям евангельских истин. Он много работал на радио, озвучивал циклы евангельских бесед. Сам написал и озвучил «Спор о вере», когда студент-семинарист Володя приходит в молодежный круг неверующих… Владыка горел!

Во время его жизни и после нам удалось сохранить его наследие, записи его бесед, это более тысячи часов.

– У владыки была любимая тема?

– Он освещал очень много тем! В Сербии владыка венчал множество пар и беседовал с ними перед венчанием. Подготовил цикл передач, где наставлял о семейной жизни, о её смысле. Говорил: «Семья – осколок рая на земле». Говорил, что семья создана Творцом как единый организм, но после грехопадения стать таким единым организмом, единой плотью – это нелегкий труд.

Нереализованная часть наследия владыки Василия лежит в архивах – и для меня это скорбь. Там множество его наставлений о семье – и они могут принести очень много пользы.

– Может быть, наша встреча с вами произошла для того, чтобы вы это озвучили? Благодарим вас, дорогой Дмитрий, за беседу!

– Помощи Божией во всех благих начинаниях читателям «Православия.ру»!

С Дмитрием Гливинским
беседовала Ольга Рожнёва

4 октября 2016 г.

Источник