«Разводы – это там, «в миру», православные точно не разводятся», – думают многие. Увы, жизнь показывает обратное. Почему же распадаются семьи православных? Что такое темница православного брака и как из нее выйти, не преступив заповеди? Об этом рассказала семейный психолог Екатерина Бурмистрова.

– Почему люди разводятся?
– В целом разрушена структура общества. Семья часто понимается не как нечто, данное раз и навсегда, а как особая договорная система. Это понимание меняется, когда оба супруга воцерковлены осознанно и по-настоящему.

– Но ведь разводятся и православные, даже многодетные…
– Да. Но чаще в тех случаях, где работает доминанта личного счастья: человеку должно быть в браке хорошо.
– А разве не должно быть человеку хорошо в браке?
– Конечно, в браке должно быть хорошо. Но только же не всегда получается. Семья и брак – это труд. И, собственно, когда становится предельно трудно, кажется, что вот он, простой способ кардинально изменить ситуацию.
Но понимание того, что брак – это труд, можно очень легко передернуть. Причем из православного брака сделать темницу легче, чем из светского. Для этого больше идеологической базы, неверно трактованной. Вот и начинается: «Зачем я тебе буду делать жизнь лучше, ведь семья – это крест и страдания, а значит, терпи и мой посуду».

Екатерина Бурмистрова.
– А как быть с иерархией семьи, когда муж – глава и его нужно беспрекословно слушаться?
– Современная семья – это союз равных партнеров. В том виде, в котором она сложилась когда-то, семейная иерархия не применима. Тем более, практически никто не рос в семье с такой иерархией. Это вообще некоторая фантазия, вычитанная из учебников по монашеству, неадаптированных, девятнадцатого или даже восемнадцатого века. Все равно, что взять древнеегипетские тексты и радикально обрушить полученное из них, не посоветовавшись ни с кем, на свою семью. Это очень травмоопасно. Нужна очень серьезная адаптация и помощь реально живущих священников. Но при этом не «старцев», в кавычках.
– Мужчина не глава семьи?
– Мужчина может быть главой. Но это не подразумевает ни тирании, ни диктата. И он – глава избранный, по согласию. Если он начинает эту тему педалировать, причем ни он сам, ни жена не росли в традиционной модели, то ничего хорошего не получится. Они же оба выросли в системе, когда девочки, мальчики воспитывались одинаково, сидели вместе за партой, были приучены в школе к соревновательной конкуренции. Это нельзя переделать в браке, воспроизведя традиции без осмысления.
Семья, где начинает работать авторитарная модель, может стать не христианской. Там и жесткость отношений, и безлюбовность и невидение потребностей друг друга. Вот это как раз особенности православных браков, из-за которых они нередко рушатся.
Причем бывает, что мужчина, который декларативно требует иерархии – инфантильный. То есть сверху у него идеология, он весь правильный, а за этим инфантилизм, неумение брать ответственность…

«Для чего мне это надо?»

– Когда инициатором разводов выступает женщина?
– В таких ситуациях, когда в семье проявляется та самая жесткая структура. Но она также может не разваливать семью, а уходить в депрессию, в какое-то заболевание.
– А когда разводятся по инициативе мужчины?
– Мы имеем дело с тотальным количеством неофитов в Церкви. Неофитство – это 10–12 лет, – то время, когда люди входят в традицию, что-то начинают понимать. Люди на подъеме неофитства создают семью, рожают детей, одного за другим. Часто не по желанию, а потому, что так положено. Это гигантская длительная нагрузка.
Затем подъем неофитства проходит, нагрузка растет, а отношения выхолащиваются, потому что они не были крепкими и супруги в них не вкладывались.
Я уж не говорю про браки, когда люди плохо друг друга знали и женились по благословению священника. Таких тоже немало. Это, правда, меньше афишируется. У нас любят показывать красивую картинку православного брака.
А в православном браке, как и в неправославном, бывает всякое. Допустим, некрепкая семья, супруги были мало знакомы до свадьбы, у них почти ничего нет общего. И вот когда волна неофитства проходит, мужчина нередко задает себе вопрос: «Для чего мне это надо? Любви в браке нет, радости нет, много работы, есть жена, которую я не вижу ни в какой роли, потому что она постоянно с детьми».


Если к этому добавить желание романтики, тот факт, что мужчина редко теряет «товарный вид», в отличие от женщин, вот и появляется желание выйти из всего этого, начать что-то новое.
Случается, что человек выходит из периода неофитства и у него начинают возникать мысли, что он может не уходить совсем из Церкви, оставив семью. Поразительные бывают случаи, когда муж оставил семью с несколькими детьми и при этом он не перестал посещать храм, причащаться.

Самодельный крест

– Какие конфликты могут привести к разводу?
– Есть конфликты ходовые – люди поругались, через конфликт договорились и стали ближе друг к другу, выработали, возможно, какую-то общую позицию. А есть конфликты, которые приводят к дистанцированию, когда увеличивается межличностная дистанция, как говорят психологи, и люди в результате этого конфликта отдаляются. Такой конфликт – шаг к охлаждению, отдалению, ощущению еще большего непонимания. Это может копиться, а если речь о многодетной семье, там много чего происходит, и просто нет времени на «разгребание накоплений»: надо отвезти детей, один заболел, другой поступает в институт – всегда есть то, что отнимает время. И все накапливается до какого-то такого предела, когда уже оказывается небезопасным для семьи.
Обычно люди пропускают тот момент, когда еще можно исправить, когда можно сесть поговорить, пока накопилось не так много.
Недавно у нас с мужем Михаилом вышла книга про семью. Это такой своеобразный сборник ужастиков о том, что случается с семьей в период становления.
Вроде бы многодетная семья – это семья с опытом, но с какого-то момента начинается астения, утомление и люди, как ни странно, опять начинают попадать в ловушки, которые проходят в начале брака.
– Какие самые частые ошибки допускают мужчины и женщины?
– Обычно это смена супружеских ролей на другие. Женщина уходит в материнскую роль, а в многодетной семье – это часто тотальный уход, буквально погружение в материнство с головой и с забыванием всего остального. Мужчина уходит из роли супружеской в роль добытчика и отца. То, что было значимо для них как для пары, соединило – выхолащивается.
И типичная российская женская ошибка – уверенность, что понимать все нужно без слов, муж обязан догадаться обо всем, что от него требуется, причем во всех областях жизни.
У мужчин типичная ошибка – уверенность, что он все возможное сделал. Если хорошо зарабатывает, значит – долг свой выполнил и не надо к нему приставать с другими вопросами. Там, где муж денег зарабатывает недостаточно, часто сознательно, он может использовать своеобразную «духовность». «Аскеза нужна, смиряйся, для чего нам машина – это роскошь. Жизнь – это крест и страдания», – говорит такой муж. На самом деле такие кресты – самодельные.

Любовь и другие совпадения

– Случается, люди думают – раз мы повенчались, венчание защитит наш брак, будет некой гарантией…
– Да, это некое магическое восприятие таинства. И оно как раз может мешать построению нормальной семьи. Ведь им кажется – раз есть гарантия, то и работать над отношениями не надо.
– Правда ли, что браки крепче у людей, которые были не церковными и потом вместе уже пришли в Церковь?
– По-разному бывает. Мне кажется, что крепче браки, сделанные по собственному выбору в осознанном состоянии. Можно сказать, человек, который только недавно воцерковился, какое-то время не в себе. Считается же, что лучше не уходить в монастырь в первые годы воцерковления на неофитской волне, не делать столь серьезный выбор быстро. Семья – не менее серьезный выбор.
– То есть, все-таки, когда супруги приходят вместе к вере, то на семейной жизни это сказывается лучшим образом?
– Ничего подобного. Тем более, это очень редко бывает одновременно. Это счастливое исключение, когда люди уже женаты и вместе пришли к вере. Потому что обычно приходит кто-то один. Могут начинаться трудности как раз в этом смысле. Один воцерковился, начал жить церковной жизнью, а другой вообще еще к вере не пришел. Вера – это же дар, а не вопрос выбора. Такой отрыв, разная скорость, темп, качество воцерковления – еще одна из причин развала браков православных.
– Крепче браки, которые заключены в юности или в более зрелом возрасте?
– Неизвестно. Крепкие браки – у которых крепкая основа, где люди любят друг друга и у них много других совпадений. Дело не в возрасте. Можно сказать, что в брак вступить легче в более раннем возрасте.
– Есть какой-то кризисный возраст для семьи?
– Прежде всего, это кризис среднего возраста супругов. Супруги оказываются в нем по очереди или одновременно, если они ровесники.
Для многодетной семьи «кризисный» период, когда долгое время идут много маленьких детей подряд и все они требуют большой заботы, он долго не заканчивается. Потом, наверное, время, когда дети идут в школу. Это вообще для всех семей кризис: повышается уровень нагрузки.
Синдром опустевшего гнезда – стандартный кризис. В многодетной семье он отодвигается.
Но для большой семьи критично, когда суммируется очень много разных вопросов: заработки, большое количество бытовых проблем, проблемы со здоровьем, заботы о пожилых родителях, маленькие дети. И все это одновременно, никакого продыху. При этом у человека проходит тот самый прекрасный неофитский период, когда кажется, что все легко, и дальше нужно уже самим серьезно работать.

Успеть начать сначала

– Как можно сгладить, преодолеть все эти кризисы?
– Немножко сил оставлять на заботу не только о детях. Вкладываться, хотя бы насколько позволяет ситуация, в супружеские отношения. Забота о взрослых – это тоже ниша ответственности, и забота эта вам не дастся сама собой. Это то, что нужно строить. Так же, как заботиться о здоровье, об образовании детей.
– На что прежде всего стоит обращать внимание супругам, чтобы «половинка» захотел (а) сохранять семью?
– Здесь важно, а есть ли что сохранять, кроме большого совместного хозяйства, детей. Люди часто очень меняются в течение жизни. Если это семья, то изменения должны быть совместными, в похожем направлении. Но это не всегда удается.
Бывает, что люди просто встречаются только в выходные и только вскользь, настоящей совместности нет много лет. Повседневность отнимает столько сил, что надо будет выделять внутренние ресурсы, и людям не до совместности. Без совместности – невозможно. Если не выделять силы и время на нее, когда-нибудь это выйдет наружу.
Если супруги увидели, что долго не выделяли сил и времени друг для друга, для своего супружества, то нужно как бы сориентироваться, перегруппироваться и попытаться начинать все это спасать.
Потому что времени друг на друга не останется никогда, тем более если семья – многодетная, и если не поменять саму структуру, если не понять, что отношения родителей – самое важное, что есть в семье, на чем она держится.
Надо перестать думать, что эмоциональная составляющая брака – это женская ответственность, жене положено отвечать за брак, как за порядок в доме и готовку. Это сейчас не работает.
В браках, где нет глубинных разрушающих проблем в отношениях, люди настроены на партнерские отношения. Если этих партнерских отношений нет, семья будет очень неустойчива, пусть она сто раз многодетная и православная.
– Если нет этого партнерства, его можно «настроить»?
– Конечно, можно. Здесь нет универсальных советов. Для кого-то партнерство – это вместе пельмени поделать. Для кого-то партнерство – вместе на роликах покататься. А для кого-то – вместе телевизор посмотреть.
Сложно бывает в ситуации воцерковления и многодетности на этом фоне в случае, когда супруги отрезают себя от привычных впечатлений культуры, от всех развлечений, от всех общений, которые выходят за рамки их «церковности». Они лишаются дополнительных источников супружества. Это приводит к душевному обезвоживанию.

Когда угар неофитства проходит, выявляется очень сложная ситуация: все удовольствия от себя люди отрезали, не по разуму, что называется, совместно перестали ходить в театр, например, или к друзьям. А взамен ничего другого не появилось, кроме труда.
– Можно ли предотвратить измену?
– В хороших отношениях обычно ее не бывает. Ну и потом, мне кажется, надо внимательно смотреть на круг общения, причем как мужской, так и женский. Потому что если у человека ненормированный рабочий день и он работает в коллективе, где принято всякое-разное, это не может не вызвать повышенного внимания.
Если у женщины очень остро протекает кризис среднего возраста и она остро ощущает уходящую молодость, то, что жизнь проходит, и это не эпизоды, а устойчиво, – это может стать «фактором риска», Впрочем, как и кризис среднего возраста у мужчины. Но это тема для отдельного большого разговора.

Источник