Монах на коне

Преподобный Арсений (в миру Феодор) родился в селении Фарасы в Каппадокии (Малая Азия). Ребенок рано лишился родителей. Как-то Феодор со старшим братом переходили небольшую реку, и малыша унесло течением. Старший брат со слезами стал молиться святому великомученику Георгию, храм которого находился неподалеку. Внезапно прямо перед ним оказался Феодор – целый и невредимый. Малыш рассказал, как один всадник, похожий на монаха, выхватил его из воды и на коне вывез на берег. С этого момента Феодор стал говорить, что он тоже станет монахом.

Мечту свою он осуществил: окончил семинарию, подвизался в монастыре святого Иоанна Предтечи и принял монашеский постриг с именем Арсений. Там юноша был рукоположен в диаконы и направлен митрополитом Паисием II в Фарасы обучать грамоте детей бедняков по церковным книгам.

Христос Пантократор, апостол Иоанн Богослов и преподобный Арсений Каппадокийский. Мозаика над входом в исихастирий св. Иоанна Богослова и прп. Арсения в Суроти. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

Учитель

55 лет преподобный Арсений окормлял, наставлял и утверждал в вере жителей греческого селения Фарасы, которое было свободным греческим островком в глубинах Малой Азии, оплотом православной веры, греческого языка и культуры.

Прп. Арсений Каппадокийский
Прп. Арсений Каппадокийский

К Фарасам относились еще шесть более мелких селений, расположенных примерно в 200 километрах южнее главного города Каппадокии – Кесарии. Греческие селения постоянно находились под угрозой быть уничтоженными турками, хотя им и была предоставлена относительная свобода под давлением православной России.

В Фарасах насчитывалось 50 церквей и множество святых источников, славящихся своими чудесами по всей Каппадокии. Фарасиоты любили Церковь, имели благоговение и подвижнический дух. Весь год в посты и постные дни большинство фарасиотов вкушали пищу и пили воду только один раз в сутки – вечером.

Турки не хотели, чтобы греческие дети получали образование, но отец Арсений, приехав в Фарасы, несмотря на свою молодость, повел дело с большим рассуждением. Он проводил уроки в большой комнате, не за партами, а расстелив на полу овечьи шкуры, на которых сидели, поджав ноги, его ученики. У турок это не вызывало раздражения, поскольку они думали, что дети собрались на молитву. Преподобный не просто давал своим ученикам знания, он учил их Иисусовой молитве, наставлял в покаянии и благочестии.

В 1870 году отец Арсений был рукоположен в иеромонаха и возведен в сан архимандрита. Ему исполнилось только 30 лет. После рукоположения подвижник отправился в паломничество на Святую Землю. С того времени фарасиоты прозвали его Хаджефендисом (от слов «хаджи» – паломник и «эфенди» – господин).

Отец Арсений был аскетом, строго постился и жил в ветхом доме, не имея не только лишнего, но зачастую и необходимого. Он стяжал от Господа дары горячей веры, пламенной молитвы, духовного рассуждения, прозорливости и исцеления. Фарасиоты говорили, что его молитва рассекала камень.

Исцеления

Прп. Арсений Каппадокийский
Прп. Арсений Каппадокийский

Ни в самих Фарасах, ни в окрестных селах не было врача. И отец Арсений стал не только учителем, но и врачом душ и телес страждущих. Он не выписывал больным рецептов, но молился о них Богу. По молитвам святого исцелялись глухие, слепые, парализованные и одержимые. Когда больных приводили в его бедный дом, преподобный Арсений никогда не интересовался, кто перед ним, но спрашивал только, чем человек болен. Его считали за святого и христиане, и турки – потому что он молился за больных, и они выздоравливали.

Однажды к отцу Арсению привезли одержимого ребенка из Синасоса. Взглянув на крепко связанного и сильно измученного мальчика, отец Арсений велел родителям немедленно развязать его. Родные ребенка ответили: «С вашего благословения, Хаджи-эфенди, но мальчик безумен и причинит нам беду. Мы с большим трудом его связали». Но отец Арсений сказал им: «Освободите его и не бойтесь». Как только родители развязали мальчика – по молитвам святого ребенок исцелился. Он подошел к отцу Арсению и тихо, как агнец, сел рядом с ним. После этого отец Арсений дал родителям ребенка епитимию – поститься 40 дней, как в Великий пост. Преподобный объяснил родителям, что они сами виноваты в одержимости ребенка, а также в том, что проявляли жестокость к невинному: они часто намеренно изнуряли мальчика голодом, чтобы у того не было сил.

Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину

Председатель фарасиотского землячества Авраам Псаропулос рассказывал об одном чуде отца Арсения, очевидцем которого был сам: «Однажды после Божественной Литургии, когда все разошлись и в храме оставались лишь псаломщик Продромос, староста с помощниками и несколько пономарей, отец Арсений, стоя перед царскими вратами, стал читать Евангелие над одной слепой женщиной-христианкой. Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину, которая стояла перед ним на коленях. В этот момент она прозрела».

Из Келмири к преподобному привели одну прокаженную женщину. Он помолился, и она исцелилась: лицо у нее стало чистое, как у ребенка.

Однажды, когда отец Арсений вместе с псаломщиком шли в храм святого Иоанна Златоуста, они встретили по дороге немую женщину и взяли ее с собой. Придя в храм, отец Арсений прочитал над ней Евангелие, после чего немая сразу заговорила, – и все прославили Бога.

Два дня в неделю, по средам и пятницам, преподобный пребывал в затворе, молился и освящал молитвой труд других дней недели. Если в эти дни приходил издалека больной, не знавший этого правила, и стучался в келью, отец Арсений открывал, но осматривал больного молча. Бывало, что преподобный, находясь в созерцательной молитве, не открывал дверь. Фарасиоты в эти дни старались не беспокоить отца Арсения. Если кому-то случалось заболеть, они брали землю с порога кельи преподобного, натирали ею больное место и получали исцеление.

Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее

Отец Арсений никогда не принимал ни денег, ни подарков за исцеление, даже не прикасался к ним. Однажды из села Цахируды к нему привезли одну одержимую молодую турчанку, которую только что выдали замуж. Одержимая была связана, но все равно ее с трудом могли удержать. Когда отец Арсений благословил развязать больную, она бросилась на него и укусила за ногу. Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее. Она упала на колени, заплакала и стала благоговейно лобызать укушенную ногу. Ее отец тоже упал на колени, умоляя отца Арсения принять от него в знак благодарности кошель с деньгами: «Возьми, все это твое, потому что ты спас мою дочь». Отец Арсений поднял его на ноги и твердо сказал ему: «Оставь себе свои деньги, наша вера не продается».

«Вот дверь, через которую воры отправляются в преисподнюю!»

Воры никак не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье

Стефан Захаропулос рассказывал о том, как четверо курдов пришли грабить отца Арсения. В это время преподобный сидел на шкуре и читал творения святых отцов. Он видел, как воры открыли дверь, но, не промолвив ни слова, продолжал читать, пока те шарили по всем углам в надежде найти золотые монеты. Ничего не найдя, воры взяли лежащие в углу два одеяла, которые составляли все имущество преподобного. Они собрались уходить, но не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье. Так как своим хождением они мешали отцу Арсению читать, он сам показал им, где дверь, но они все равно ее не видели. Тогда преподобный встал и, взяв за руку одного курда, сказал: «Вот дверь, которой выходят воры и отправляются в преисподнюю!» Только тут они увидели дверь, раскаялись и попросили прощения. Отец Арсений простил их, и они ушли. Потом эти курды рассказывали своим соплеменникам о том, что с ними произошло: «Аман, Аман! Не ходите воровать у Хаджефендиса. В келью зайдете, а дверь, чтобы выйти назад, не найдете».

Отец Арсений сказал: “Опусти свою усохшую руку”. И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю

Продромос Езнепидис рассказывал еще о нападения турок-четов на Фарасы. Мужчин в селении тогда практически не было: одни работали на дальних полях, другие разъехались. Продромос бесстрашно сражался, но у него закончились патроны, и турки взяли его в плен. Они собирались повесить мужественного защитника селения и уже приготовили ему виселицу. Перед повешением турки стали пытать его, требуя сказать, где он хранит свои сбережения. И Господь внушил Продромосу ответить разбойникам: «Я все храню у Хаджефендиса». Когда турки привели связанного старосту к отцу Арсению, преподобный вознегодовал и стал обличать разбойников, требуя от них освободить пленного. Главарь шайки пришел в ярость от слов святого и выхватил кинжал, чтобы убить его. Тогда отец Арсений сказал ему: «Опусти свою усохшую руку». И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю. Увидев это, бандиты пришли в ужас, а главарь со слезами стал просить, чтобы Хаджефендис его исцелил. Отец Арсений, перекрестив, исцелил руку, и бандиты, развязав старосту, в страхе бежали. С тех самых пор ни одного человека из этой шайки в селении больше не видели.

«Меня подхватила на руки одна Жена и опустила на землю»

Гавриил Корциноглу, бывший церковный чтец и помощник отца Арсения, рассказывал: «Однажды мы с Хаджефендисом и моим дядей Продромосом пошли в церковь святого Иоанна Златоуста служить Литургию. Пока Хаджефендис облачался, я пошел на источник за водой для Литургии. Как только я подошел к источнику, вода иссякла. Я побежал к Хаджефендису, который, взяв под мышку свой молитвослов, быстро пошел к источнику, по дороге завязывая поручи. Возле скалы он прочитал молитву, и вода с шумом потекла. Я набрал, сколько было нужно, и мы вернулись в храм».

Святой Арсений извлекает воду из святого источника. Изображение на стене в трапезной монастыря Суроти
Святой Арсений извлекает воду из святого источника. Изображение на стене в трапезной монастыря Суроти

Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть

Отец Арсений часто ходил с псаломщиком Продромосом служить Литургию в пещерный храм Пресвятой Богородицы, расположенный высоко в скале. В храм вели 40 ступеней, вырубленных в скале, и деревянная лестница из 120 ступеней. У входа в пещерный храм фарасиоты построили деревянный балкон. Как-то раз после службы отец Арсений вышел на балкон. Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть. Псаломщик Продромос между тем убирался в храме и ничего не знал. В это время на соседнем поле работал земледелец. Увидев, как падает преподобный, он бросил своих волов на поле и побежал к месту падения, чтобы, как он думал, хотя бы собрать останки отца Арсения. Подбежав к упавшему, крестьянин нашел его целым и невредимым, только неподвижным. Он подошел ближе и хотел в изумлении дотронуться до упавшего, но отец Арсений сказал: «Не трогай меня, со мной все в порядке». Преподобный лежал без движения не потому, что ударился, а от умиления: когда он падал, его подхватила на руки одна Жена и опустила на землю. В этот момент, как он сам рассказывал, он чувствовал себя словно малое дитя на руках у матери. Отец Арсений вернулся в храм и рассказал обо всем Продромосу, который по-прежнему был занят уборкой и никак не мог понять, что же произошло. Крестьянин пошел в Фарасы и рассказал жителям о случившемся.

«Святые чудачества»

За чудеса, которые совершал отец Арсений благодатью Божией, люди стали почитать его святым, каковым он и был на самом деле. Это ставило отца Арсения в трудное положение, вынуждая брать на себя еще больший подвиг для того, чтобы скрыть свою святость и избежать человеческой похвалы. Отец Арсений немного юродствовал, дабы скрыть свои великие дары.

Преподобный Паисий Святогорец писал о святом: «Он всегда старался являть людям противоположность своих добродетелей, чтобы избежать похвал. Честно признаюсь, что эти “святые чудачества”… трогают меня даже больше, чем совершенные им силой Божией многие чудеса. Поскольку, притворяясь гневливым или чревоугодником, он сохранил непорочность души, оберегая ее от людских взглядов и суетных похвал. Предпочитал лучше слыть человеком странным, раздражительным, ненормальным, чем святым».

Всякий раз, когда отец Арсений видел, как люди после очередного чуда превозносят его, он резко говорил: «Вы что, думаете, я святой? Я такой же грешник и еще хуже вас. Что, не видите, как я раздражаюсь? А чудеса Христос творит. Я только свои руки воздеваю и Его прошу».

Патриархи Константинопольский и Иерусалимский хотели хиротонисать отца Арсения во епископы, но преподобный каждый раз отказывался. Он говорил: «Не хочу быть епископом, потому что боюсь гордости. Чем выше горы, тем больше на них собирается туч».

«Я умру на острове»

Отец Арсений предвидел грядущие испытания, войны и исход с родной земли в 1924 году. Он за много лет был извещен Богом о переселении в Грецию и говорил фарасиотам, чтобы они не тратили денег зря, а откладывали на дорогу. За год до обмена населением одна женщина пришла к нему и сказала: «Благослови, Хаджефендис. Я слышала, что в этом году нас будут переселять». Он ответил ей: «Успокойся пока и занимайся своими делами, до отъезда у нас еще целый год».

Отец Арсений говорил: «Когда мы поедем в Грецию, то жители нашего селения окажутся разбросанными по разным ее концам. Будет сущая неразбериха… Я проживу в Греции лишь 40 дней и умру на острове». Так все и случилось. Жителей селения Фарасы так разбросало повсюду, что даже родственники не знали друг о друге, кто жив, а кто нет.

Старец Паисий в Фарасах Каппадокийских в 1972 году
Старец Паисий в Фарасах Каппадокийских в 1972 году

При переселении в 1924 году турки приставили к отцу Арсению для охраны жандарма, который должен был целым и невредимым доставить его в Нигди. Фарасиоты же отправили с любимым пастырем трех молодых греков, чтобы они позаботились о старце. По дороге их нагнал один свирепый турок на коне и, кивнув в сторону отца Арсения, сказал жандарму: «Что ты с ним возишься? Столкни его где-нибудь в пропасть – и дело с концом». Один из трех греческих юношей, сопровождавших отца Арсения, сильно испугался за него и посоветовал ему сказать туркам, что он официальное лицо и чтобы они обращались с ним повежливее. Отец Арсений ему ответил: «Не стоит. Ну-ка пошли». И они продолжили путь. Всадник не успел отъехать и двадцати метров, как упал с лошади на землю. Увидев это, жандарм сказал отцу Арсению: «Сен син азиз!» (Ты святой)». После этого случая турецкий жандарм относился к отцу Арсению с большим почтением. А преподобный сказал юношам: «Я и слова не успел произнести, а он уже упал».

После трудного путешествия корабль причалил в греческом порту Пиреи, у селения святого Георгия. Переселенцев разместили в лагере для беженцев, а потом повезли на Керкиру (греческое название острова Корфу). Здесь отец Арсений заболел.

“Вчера приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри”

В больнице он сказал навестившему его Продромосу: «Давай прощаться. Послезавтра я перейду в другую жизнь. Вчера днем приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри, которые я очень хотел видеть, да так и не удостоился. Что сказать, Продромос! Знаешь, сколько на Афоне монастырей?! Какие большие храмы?! Красота!»

Отец Арсений умер, как и предсказал, через 40 дней после прибытия в Грецию. Ему шел 84-й год. Нестяжательный подвижник не оставил по себе никакого наследства, кроме нескольких потрепанных книг.

Узнав о кончине преподобного, фарасиоты были безутешны в своем горе. Собралось много людей, и они устроили любимому пастырю торжественные похороны, на которые пришли и многие местные жители. Отец Арсений был погребен на городском кладбище Керкиры рядом с другими священниками.

Чудеса при обретении мощей

Прп. Арсений Каппадокийский и прп. Паисий Святогорец
Прп. Арсений Каппадокийский и прп. Паисий Святогорец

Старец Паисий Святогорец очень почитал святого Арсения Каппадокийского. Он был крещен в младенчестве преподобным и получил его имя (мирское имя Паисия Святогорца – Арсений). Отец Арсений также предсказал будущему старцу монашеский путь.

В 1971 году Паисий Святогорец написал житие преподобного Арсения Каппадокийского. Собирая материал для книги, он опрашивал односельчан, представителей фарасиотского землячества и собрал множество свидетельств о преподобном Арсении.

Когда преподобный Паисий Святогорец решил обрести мощи святого, он приехал в октябре 1958 года на Керкиру. Но погода не подходила для задуманного: шли дожди. Священник кладбищенской церкви посоветовал старцу Паисию приехать в другой раз или ждать, пока прекратятся дожди. Но отец Паисий ответил на это: «Я приду завтра утром, и отец Арсений поможет». На следующее утро, когда преподобный Паисий Святогорец выходил из дома, шел проливной дождь, но едва он дошел до кладбища, дождь прекратился и вышло солнце. Когда обретали мощи, небо было чистое, а когда Паисий Святогорец с мощами выходил с кладбища – опять пошел сильный дождь. Священник кладбищенской церкви сказал тогда: «Отец Арсений сотворил чудо».

Наступил вечер, стемнело, и вдруг старец Паисий услышал грозный голос: “Это еще что за мощи?”

Старец Паисий Святогорец, счастливый, вернулся в гостиницу. Он молился на коленях перед мощами святого. Наступил вечер, стемнело, и вдруг он услышал грозный голос: «Это еще что за мощи?» Отец Паисий почувствовал, как какая-то сила сдавливает его. Тела он не видел, только две черные страшные руки, которые его душили. Тогда он громко воззвал к святому: «Святой Арсений, помоги мне!» Тут же кто-то крепко схватил те страшные руки и высвободил его. Отец Паисий почувствовал сладость утешения в сердце и с еще большей любовью стал молиться святому. На другой день Паисий Святогорец перевез мощи святого в Коницу, а затем в монастырь Иоанна Богослова в Суроти.

Многочисленные посмертные чудеса отца Арсения Каппадокийского привели к его прославлению в лике святых: он был канонизирован решением Константинопольского патриарха Димитрия I и Синода 11 февраля 1986 года.

Преподобне отче Арсение, моли Бога о нас!

Источник