Служение слова, то церковное послушание, которое Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, как никто другой, несет всю свою сознательную жизнь. Его талант проповедника принес обильные плоды.

Церковь

Эта Церковь — Церковь Духа Святаго — не может быть побеждена диаволом и никакой другой силой, потому что Церковь Духа Святаго питается силой Божией, которая сильнее всякой человеческой и диавольской силы.

В Церкви мы не только узнаем волю Божию. В Церкви мы вступаем в особое общение с Богом через молитву. В Церкви нам дается возможность, соотнося свои поступки и мысли со Словом Божиим, видеть, насколько мы отклоняемся от курса, насколько верно или неверно мы поступаем. И в том случае, если мы поступаем или мыслим неверно, у нас есть возможность принести покаяние Богу и исправить свой жизненный курс.

В Церкви происходит и еще нечто очень важное: мы не только научаемся Слову Божиему, мы не только можем корректировать свою жизнь, но силой Божественной мы можем реально разрушать свой грех.

Церковь является не только местом встречи человека с Богом, но и местом особой встречи людей. Через причащение Единого Хлеба и Единой Чаши мы становимся единым целым, и в этом таинственном единстве людей преодолеваются все существующие различия ― социальные, имущественные, национальные, политические. Если мир являет нам пример разделений, которые лишь множатся с течением истории, то Церковь является местом объединения людей, местом совместного предстояния Богу, а значит, и местом, где таинственным, но реальным образом преодолеваются или могут преодолеваться человеческие разделения.

Господь спасает нас, давая ясное понимание добра и зла, и пока вера Церкви хранит эту норму человеческой жизни, пока вера Церкви свидетельствует о том, что есть правда, а что ложь, что грех, а что святость, вместе с Церковью весь род человеческий сохраняет способность и возможность в условиях разномыслий, в условиях множественности взглядов и убеждений сохранять некую общую основу человеческого бытия.

Если же когда-то в эсхатологической перспективе произойдет завершение человеческой истории и зло победит добро, то это произойдет только тогда, когда человечество полностью откажется от нравственной основы своего бытия и когда голос Церкви окажется неслышен, когда люди будут неспособны воспринимать Божественную истину.

Церковь земная именуется Церковью воинствующей — Церковью, находящейся в борьбе. Наша борьба — не борьба с человеческими взглядами и убеждениями, не с плотью и кровью; наша борьба — против сил тьмы, за истинную веру, через которую только и способна сохраняться нравственная природа рода человеческого, вне зависимости от того, насколько люди знают или не знают истинную веру, принимают или не принимают ее. Но как бродильный элемент, как дрожжи, как закваска, вера Христова способна преображать весь мир, все творение.

Пребывать в Церкви означает пребывать в вере, в общении с Богом силой Святаго Духа, в творении Божией правды, в жизни по закону Божиему — в той жизни, к которой Господь призвал всех нас.

Силой Святаго Духа в Церкви, в общине веры, совершается Таинство спасения. В этой общине силой Святаго Духа актуализируется все то, что совершил Христос; оно становится реальным, действенным для каждого человека вне зависимости от времени и места его жизни. Силой Святаго Духа таинственно мы соприкасаемся в Таинстве Церкви, в Таинстве Святой Евхаристии с небесной, Божественной жизнью. Еще будучи здесь, на земле, мы прикасаемся Божественного Царства. Вот почему и Литургия начинается дивным возгласом: Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа — потому что силой Святаго Духа мы соприкасаемся этому Божественному Царству, которое благодатью, радостью, миром и любовью отображается в наших сердцах.

Нередко люди крещеные презрительно относятся к Церкви, допускают оскорбления, высмеивают Церковь. Почему это происходит — ведь они получили дар Святого Духа при крещении? А происходит вот что — из-за страсти и неверия пресеклась благодать Божия, и человек не чувствует Бога, не чувствует ответа на свои молитвы, для него приход в храм — это все равно что приход в музей, у него не бьется радостно сердце во время богослужения, оно мертво, потому что порабощено страстями и неверием.

Для того чтобы Церковь Божия обновилась по примеру первоначальной апостольской общины, мы должны употреблять все силы к тому, чтобы бороться со страстями, чтобы возбуждать в себе веру через постоянную молитву, через покаяние, через принятие Святых Христовых Таин, через критическое, строгое отношение к самим себе, через постоянное порицание самих себя, через контроль над своими мыслями, делами, движениями сердца.

Главное служение, которому Церковь посвящает себя, — это служение благодати Божией. Получив ее от Самого Господа в день Пятидесятницы, она призвана раздавать ее людям и совершать такие действия, произносить такие слова, строить такие отношения с окружающим миром, чтобы все было направлено на то, чтобы страсти изгонялись из человеческих сердец и горячая вера приходила в сердце и вместе с ней — сила благодати Божией, которая из безграмотных рыбаков соделала могущественных проповедников, покоривших вселенную, которая из многочисленных подвижников образовала сонм святых чудотворцев, из простых людей — мучеников, из обычных архиереев и священников — святителей и преподобных.

Церковь существует для того, чтобы призывать Святого Духа. Самая важная миссия Церкви — это призывание Святого Духа, эпиклезис, как мы говорим, употребляя греческое слово.

Церковь существует для того, чтобы призывать Святого Духа. Самая важная миссия Церкви — это призывание Святого Духа, эпиклезис, как мы говорим, употребляя греческое слово. Эпиклезис есть не только молитва призывания Святого Духа — это жизнь во Христе, это открытое Ему навстречу сердце, это мужественное и честное исповедание веры в Христа Спасителя и в Святую Троицу. И в ответ на жизнь Церкви Бог посылает дар Святого Духа, и Дух живет и действует в нас.

Если бы не сошествие Духа Святого и не рождение Церкви, то христианство было бы еще одним интеллектуальным учением, еще одним изводом человеческой философии.

Вера

Вера, преломленная в реальном религиозном опыте человека, дает ему особое духовное зрение, способность видеть и понимать смысл происходящих событий, видеть так далеко, как не может видеть ни один политик, если он не верит в Господа и Спасителя. Вера дает особую остроту зрения, а значит, помогает людям обрести верную жизненную позицию. Эта позиция может входить в противоречие со вкусами эпохи, с модами на образ жизни и образ мысли, с человеческими философиями. И мы знаем из истории, что это столкновение веры Христовой с вымыслами человеческими очень часто требует подвига от тех, кто хранит веру.

Ответ, который христианин обращает в адрес тех, кто кощунствует, всегда должен быть исполнен мудрости, духовной силы и спокойствия, потому чтос нами Бог (Ис. 8:10; Мф. 1:23), Господь Иисус Христос, начальник и совершитель нашей веры.

Храня веру православную, сохраняя способность отличать добро от зла, мы должны и в нашей жизни — личной, семейной, общественной — всегда становиться на сторону тех сил, которые либо прямо, либо, может быть, не совсем видимым образом, но по существу — вместе со Христом, вместе с Тем, Кто является начальником и совершителем нашей веры.

Единство Церкви

Иногда и в приходах наших возникают разделения среди духовенства и мирян. Нередко эти разделения связаны с борьбой за некое первенство, за некую власть на приходе. Мы знаем, как иногда разделяются прихожане, группируясь вокруг одного или другого священника. Почитание того или иного пастыря и любовь к нему — законно, а разделение во имя любви — греховно, потому что где любовь, там не может быть разделения.

Мы должны хранить единство не только Вселенского Православия от каких либо ересей и расколов, мы не только должны хранить как зеницу ока единство нашей Поместной Церкви, Церкви-мученицы, выстрадавшей свое право быть единой и неделимой. Мы должны хранить единство наших приходов и монастырей, помня, что самый главный критерий оценки деятельности любого христианина — от Патриарха до простого мирянина — это любовь. Есть любовь — есть Христос! Нет любви — нет Христа!

Ходить перед лицом Божиим

Что значит ходить перед лицом Божиим? Это означает чувствовать Божие присутствие, осознавать, что Бог рядом. А если Бог рядом, то как можно оскорблять Бога, как можно совершать то, что противно Богу? Если Бог рядом, то человек не только постоянно обращается к Нему, но старается жизнь свою строить так, чтобы Божественные очи, взирая на Него, были всегда исполнены милостию и любовью.

Голос Божий

Нужно научиться слышать голос Божий, видеть присутствие Бога и в человеческой истории, и в нашей жизни, а для этого нужно быть чувствительным к воздействию на нас Божией благодати. Человек, уповающий на свою собственную силу, чаще всего такой чувствительности лишен. Для него Бог в лучшем случае — философское понятие. В лучшем случае он соглашается с Божиим присутствием как с некоей теорией, но на практике в жизни такого человека Бога нет. Сила интеллекта, сила воли, сила убеждений, сила власти, сила денег, сила организации — вот что ставится превыше Бога, потому что, уповая на силу, многие и решают стоящие перед ними задачи.

Тело Христово

Тело Христово — это не метафора, это реальность. И когда Церковь, община верующих людей, собирается вместе со своим епископом или священником и вместе совершает Таинство Тела и Крови Христовых во Святой Евхаристии, когда благодатью Святого Духа по молитвам Церкви хлеб и вино становятся вместилищем невместимого Бога, тогда видимым образом является Таинство Церкви ― Таинство Тела и Крови Господа и Спасителя.

В этом Таинстве мы освобождаемся от греха, через это Таинство восстанавливается то, что разрушил Адам, и мы, немощные и слабые, входим в реальное общение с Богом, прикасаемся к Божественному Царству.

Именно в Евхаристии Церковь обнаруживает свою сущность, именно в Евхаристии она является тем, чем стала по воле Божией — Телом Христовым, продолжающим дело Спасителя в этом мире.

Церковь Божия — это и есть та община, где силой Святого Духа люди постоянно приобщаются ко всему тому, что совершил Христос, — через вкушение хлеба и вина, освященных в Таинстве Евхаристии, через приобщение подлинных Тела и Крови Господних. И через это приобщение мы обретаем великую силу — Бог входит в нас, исправляет наши немощи, прощает наши грехи, дарует нам духовные и физические силы. Святая Евхаристия — это самое великое действие, которое происходит в роде человеческом. Ничто не может сравниться с этим действием, потому что это — открытая дорога к Богу, по которой человек восходит на Небо и по которой с Неба низводится на человека Божественная благодать.

Причащаясь Святых Христовых Таин, мы становимся единым телом, мы становимся общиной, живущей и существующей по образу Божиему.

Для того чтобы мы были способны обретенное нами в Таинстве святой Евхаристии единство друг с другом и с Богом реально осуществлять в жизни мира сего, мы должны вспомнить еще и о том, что любовь есть жертва. И если мы окажемся способными отдавать частицу самих себя, жертвовать своим временем, своим вниманием, своей любовью, своими средствами — жертвовать тем, кто в этом нуждается, то мы будем жить и за пределами храма по закону любви.

Молитва

Если человек молится, то он по-настоящему религиозный человек. Если называет себя верующим и даже убежден в существовании Бога как Высшей силы, но если не обращается к Богу с молитвой, то такой верующий человек ― нерелигиозный человек. Иногда бывает даже так, что люди достаточно церковные перестают молиться. Настолько привыкают к своей церковности, что живая молитва как связь с Богом исчезает из жизни. Бывает, что даже некоторые священнослужители, совершая богослужения, зная наизусть молитвы, сердцем не молятся. Если человек перестает молиться, он перестает жить религиозной жизнью.

Навык молитвы ― это одно из самых важных аскетических деланий. Молиться нужно словами молитв, если их знаешь, а также своими простыми словами, молиться не только утром и вечером, молиться нужно многократно в течение дня, хотя бы на мгновение обращаясь к Господу.

Сегодня много людей приходит в храмы, обращается к Богу, но не все умеют молиться. Есть обстоятельства, в которых молятся даже люди маловерующие ― когда мы попадаем в тяжкие жизненные обстоятельства. Как говорят участники войны, с молитвой в атаку даже безбожники поднимались. Когда возникает отчаяние и осознание невозможности собственными силами преодолеть трудности, то тогда человек слова молитвы обращает к Богу с легкостью. Так происходит и тогда, когда, вдруг обратившись к врачу, слышит человек страшные слова неисцелимого диагноза. Вот тогда люди молятся и находят слова и никого не надо учить молиться. Но стоит преодолеть трудности, получить исцеление и снова пресекается связь с Богом и молитва.

Нужно воспитывать себя в том, чтобы стремиться пронимать то, что произносится в храме. Но если даже мыслью мы отходим от молитвы по немощи своей, то все равно находясь в храме, в благодатной атмосфере молитвы других людей, находимся под постоянным воздействием Божественной благодати. Вот почему молитва в храме имеет особый смысл, значение и силу, «ибо там, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20).

Покаяние

В покаянии мы снова возвращаем Бога на свое место в нашей жизни, мы себя потесняем, уступая место Богу. А если не будем потеснять себя, то никогда не уйдем с этого центрального места, и Бог навсегда уйдет из нашей жизни как бы мы ни уверяли себя в том, что мы верующие люди.

Покаяние — это и есть обращение к Богу. Не может быть обращения без покаяния, а без обращения не может быть и возвращение Бога в нашу жизнь. Отказываясь от своего собственного «я», мы восстанавливаем тот порядок жизни, который Богу и было угодно учредить при творении мира и человека. В покаянии мы как бы воссоздаем Божий замысел о мире и человеке.

Нет покаяния — нет и религиозной жизни. И никакие самые мудрые религиозные философии, никакие самые распрекрасные слова не могут ничего изменить в жизни человека, если у него нет опыта покаяния.

Подлинное покаяние требует перемены мыслей, изменения жизни. Недаром греческое слово «метанойя», которое переводится на русский словом «покаяние», означает перемену, перемену ума, сердца, жизни. Знаем, как трудно совершить эту перемену, как грех притягивает к себе, как многократно мы его повторяем.

Слово

Слово ― это великий Божий дар. Посредством слова мы устанавливаем связь с другими людьми. Слово — это средство и способ общения, то, что принадлежит человеку и отличает его от иного мира, мира бессловесных. Но слово существует только тогда, когда его слышат. Если нет слушающего, то нет и слова.

Когда мы исполняем слово греховной пустотой, мы разрушаем этим словом внутренний мир других людей.

Пустые, праздные слова, которые мы обращаем к ближним, опустошают их душу, и, даже не желая повредить, мы наносим им вред своим празднословием. Вот и говорит нам Господь, что за каждое праздное слово мы дадим ответ, — потому что этим словом повреждается душа других людей.

Слово, которое мы обращаем вовне, является результатом нашей мысли. Когда человек мыслит, он тратит внутреннюю энергию, но когда он говорит, энергии расходуется куда больше. Это только кажется, что слово есть нечто совсем простое и легкое.

В слове — часть нашей внутренней жизни. Если же мы пустословим, произносим праздные слова, то мы расточаем свою внутреннюю силу, мы наносим ущерб своей духовной жизни.

Ересь

В поисках мудрого и актуального толкования веры никогда нельзя переступать черту, за которой уже не толкование, а разрушение.

Что же такое ересь? Как ересь можно отличить от допустимого в Церкви разномыслия? Как отличить еретика от ревностного православного христианина, желающего защищать и хранить чистоту своей веры? Есть только один способ. Всякая ересь порождает раскол, а где раскол, там нет любви. Это мы хорошо знаем из нашей жизни. Семья распадается: супруги расходятся, дети отворачиваются от родителей тогда, когда из семьи исчезает любовь. И какие бы добрые, хорошие слова один из супругов ни произносил, там, где нет любви — нет чистоты отношений и нет единства. То же самое происходит и в Церкви. Если мы встречаемся с человеком, который утверждает, что борется за чистоту Православия, но в его глазах опасный огонь гнева, ему везде чудятся еретики, он готов идти на бой и на разделение Церкви, он готов поколебать основы церковного бытия, якобы защищая Православие; когда в человеке, возглавляющем еретическое учение, мы не находим любви, а находим только гнев, то это первый признак того, что это волк в овечьей шкуре — подобно Арию, Несторию и многим другим, которые горячо проповедовали, не имея любви в сердце, и были готовы ради своей правоты идти на разделение церковной жизни.

Ереси и были интеллектуальным вызовом Православию: ссылаясь на пастырскую целесообразность, на логику, на здравый смысл, ссылаясь даже на необходимость поддерживать благочестие, еретики пытались внедрить в сознание Церкви ложные истины, разрушающие подлинную истину. Такого рода интеллектуальные попытки чаще всего заканчивались страшной борьбой, когда всеми силами Церковь должна была защищать православную веру, и милостью Божией она ее защищала.

Если посмотреть на историю возникновения ересей, то все они возникали под благовидными предлогами, и ересиархи, основоположники ересей, движимы были добрыми побуждениями. Им казалось, что веру нужно сделать более понятной, логичной, убедительной, более соответствующей Слову Божиему, и, углубляясь в свое собственное понимание веры, игнорируя общецерковное соборное восприятие веры, они и приходили к умозаключениям, крайне опасным для самого бытия Церкви.

Защита веры

Вся история Церкви Христовой — это история борьбы за чистоту Божественного Слова.

Если окинуть взором всю историю после Христа, то можно свидетельствовать, что никакое другое человеческое убеждение, никакое другое мировоззрение не испытало на себе стольких попыток исказить или разрушить его. Эти попытки предпринимались на разных уровнях: на уровне мысли, философии, практики и, наконец, как только что было сказано, на уровне государственной политики. И мы знаем, что стояние за истину никогда не было простым — оно требовало мужества, твердости духа, силы веры, силы своих убеждений.

Главная причина, по которой вера православная несокрушима, и заключается в том, что через эту веру люди обретают такой опыт жизни с Богом, который превышает все радости земного мира. Именно этот опыт жизни в общении с Богом и наполняет наши сердца убежденностью в правоте веры и дает силы строить на этом убеждении свою жизнь.

Смирение

Смирение и смиренномудрие являются тождественными понятиями. Но слово «смиренномудрие» помогает лучше понять смысл смирения, потому что в нем соединяются два слова — «смирение» и «мудрость».

Смиренный человек ― это человек, для которого в центре жизни — Бог, и под суд Божий, а значит, под суд своей совести он поставляет свои деяния.

Смиренный человек — это тот, кто поставляет себя под суд Божий.

Если мы уступаем Богу главное место в своей жизни, если Бог становится для нас самым главным в жизни, то все второстепенное, что мы призваны делать в силу своего призвания, положения или профессионального долга, совершается с помощью Божией. Бог смиренному человеку сообщает часть своей Божественной силы, и с этой силой никакая человеческая сила сравниться не может.

Забвение такой добродетели, как смиренномудрие, очень опасно для человеческого общежития. В своей повседневной жизни мы страдаем от того, что эта величайшая добродетель встречается все реже.

Терпение

Терпение есть способность реагировать на касающееся нас зло, не теряя присутствия духа, не растрачивая своей внутренней энергии, не впадая в ропот, в гнев, в злобу, в желание отомстить.

Несомненно, воля присутствует в наших попытках стяжать терпение, но терпеливый человек необязательно должен быть волевым, потому что терпение есть состояние духа. Всякий волевой человек в какой-то момент не выдерживает неправды, оскорблений, обид. И воли не хватает, и терпение заканчивается, потому что терпения и не было, а была воля или хорошее воспитание.

Надежда на Бога, живое чувство веры, понимание того, что Бог защитит и Бог восстановит справедливость, и создают внутреннее спокойствие человека. Терпение как броня ограждает внутреннее состояние нашей души от всяких внешних злых и греховных обстоятельств, и терпение становится ступенью на пути к Царствию Божию.

Терпеливый человек — тот, кто уже стяжал в себе Духа Святого. Тогда ничто не может поколебать его спокойствия, потому что даже самые страшные и опасные диавольские наваждения не способны сокрушить силу Духа Святого.

Терпение как добродетель возвышает нас над суетой мира. Терпеливый человек обретает иной угол зрения на все, что видит, и иную точку отсчета, иную способность оценивать происходящее. В каком-то смысле терпение всегда является мудростью, отличающей человека от тех, кто мудростью не обладает.

Милосердие

Мы должны помнить — и, быть может, в первую очередь те, кто берет на себя великую ответственность служения милосердию, — что через эту жертву, которую мы несем людям, Бог дарует нам Свою любовь.

Милосердие есть школа любви. Современный мир, современное общество порой в недоумении вопрошает само себя, почему же в наш просвещенный век, когда практически у всех есть образование, когда наука достигла таких высот, мы видим столько страданий, преступлений, семейных трагедий, человеческого горя. И не нужно быть философом, чтобы сказать: ни образование, ни сила, ни власть, ни деньги — все то, что так желанно для современного человека — неспособны дать людям любовь, неспособны принести им счастье.

Любовь

Любовь — это жертва, это общение и это единство.

Способность отдавать себя другому — это и есть одно из самых важных и существенных проявлений любви. Человек отдает себя другому искренне — здесь нет лицемерия, здесь реальный подвиг, реальная жертва. Ярчайшим проявлением такой жертвы является материнская любовь, но не только: всякий раз, когда мы отдаем себя другому, мы любим.

Если мы место свое уступаем Богу, то это означает, что мы Бога любим. Не требуется никаких философских определений, все предельно понятно: если мы посвящаем себя Богу, хотя бы частично отдаем себя Богу, то мы Его любим.

Предоставить Богу место в своей жизни означает предоставить место другим людям. Любовь к ближнему, жертвенность, способность отдавать себя другим — это и есть самое важное измерение религиозной жизни человека.

Слово «любовь» употребляется в обиходе так часто и в столь разных контекстах, что современный человек уже неспособен ясно понимать его значение. Как и многие святыни, силой диавольской это слово нередко оскверняется и обесценивается в человеческой жизни. Но от этого само понятие любви не становится менее значимым. Как говорит нам апостол Иоанн Богослов, «Бог есть любовь и пребывающий в любви в Боге пребывает и Бог пребывает в нем» (1 Ин. 4, 16), и это — исчерпывающее определение любви.

Источник